«...значит просто сошлись все звезды...»
ИНТЕРВЬЮ
Дина Ниязова — первый учитель музыки Димаша.
Хотите узнать о способах выманивания непоседливого ученика из-под рояля? Кто первый обнаружил у Димаша абсолютный слух и когда состоялось его самое первое выступление на сцене?
Об этом и не только читайте в нашем эксклюзивном интервью из серии клубных репортажей «Встречи с интересными людьми».
Сегодня это Дина Ниязова — художественный руководитель Актюбинской областной филармонии имени Г. Жубановой, Отличник Культуры республики Казахстан и первый учитель музыки Димаша.
Беседу провела корреспондент нашего клуба Ольга Териков.
— Дина, расскажите, пожалуйста, как музыка пришла в Вашу жизнь.
— С самого рождения было понятно, что я стану музыкантом. И именно пианисткой. Моя мама, педагог музыкальной школы, часто брала меня на работу. Фортепиано произвело на меня такое впечатление, что на всех детских фотографиях я, используя любую поверхность — трюмо, радиолу, стол, подоконник, — как будто играю на инструменте. Я слышала музыку внутри себя и мне не терпелось быстрее начать обучение. Успехи для районной школы у меня были огромные. Мама подсказала как можно подбирать на слух, и я смело вышла за рамки просто обычной школьной программы и играла современные хиты того времени. Было интересно все, что связано с музыкой и я попросилась на второй музыкальный инструмент — домбыру. Меня назвали в честь великой куйшi Дины Нурпеисовой, я решила соответствовать своему имени и изучить казахскую музыку через домбыру.
После музыкальной школы была учёба, сначала в Актюбинском муз. училище, а затем я поступила в Алматинскую государственную консерватории им. Курмангазы на заочное отделение, осталась работать в колледже и вышла замуж. Супруг тоже известный музыкант в Актобе, преподает джаз и эстраду детям.
— Давайте воспользуемся «машиной времени» и перенесёмся в то время, когда в Вашей жизни появился Димаш. Как это произошло?
— В 1999 году мне привели 5-летнего Димаша. Выбор пал на меня, так как я единственная из пианистов могла разговаривать с ним на казахском языке, русского он тогда еще не знал. Приводила Димаша на занятия мама Миуа. Первое время, пока мы занимались, она читала книгу, сидя в углу кабинета. Чуть позже стала уходить на час, пока шел урок.
— А каким был Ваш маленький воспитанник в то время?
— Что можно сказать об этом чуде? Красивый малыш с огромными глазами, избалованный, потому что единственный в большой семье взрослых.
Димаша на уроки я ждала с трепетом и страхом, очень нелегко работать с малышом и мамой, не очень хорошо зная родной язык. Он был неусидчив, ему быстро надоедала монотонная игра на фортепиано со счетом вслух. Учить его как всех было невозможно, он просто залезал под рояль, и выманивать его оттуда было невозможно. По секрету скажу, что иногда на уроках я водила его в буфет и кормила пирожками и тортиком, чтобы он больше привык ко мне и не видел во мне ненавистную училку.
— И похоже, что Вам это удалось. А чем Вы ещё старались привлечь его внимание к уроку?
— В последний свой приезд в Актобе, во время нашей встречи Димаш вспомнил об этом… диктофоне на уроке)))
Я купила дорогую в тот период вещь (диктофон -ред-) и могла записывать голос и игру на уроках. Мы с ним торговались, что поучим пьесу, а потом будем играть с экзотическим аппаратом. Но и это было ненадолго. Тогда я рисовала ему все, что он просил. Мы развивались на уроках всесторонне. Я всегда боялась ненависти детей к пианино и считаю, что лучше вырастить масштабного музыканта, нежели банального виртуоза, хотя и понимаю гнев несогласных с этим пианистов.
С самого начала я поняла, что Димаш абсолютист (имеет абсолютный слух -ред-) и сказала об этом его маме Светлане. Но она заулыбалась, скорее всего, не поверив. Малыш часто бывал в студии звукозаписи у своего отца, Каната Айтбаева. В тот период у него работал очень хороший аранжировщик. Маленький Димаш слышал необычные звуки всех инструментов, которые звучали в процессе записи фонограмм, и показывал мне нонаккорды своими маленькими пальчиками. Меня это умиляло, и я понимала, как не совпадает его внутреннее состояние с реальными возможностями. Просила не торопиться играть сложные вещи.
Чистая интонация и ангельская внешность Димаша натолкнули меня на мысль о его выступлении в юбилейном вечере известного музыканта Актобе. Это была песня «Актобе» Э. Глумова. Первое выступление состоялось 1999 году, в концертном зале музыкального колледжа.
В 2000 году я вышла в декретный отпуск по уходу за ребенком и Димаш, мой мальчик, наотрез отказался идти к другому педагогу, требуя меня.
— Сколько он занимался у Вас по классу фортепиано?
— У меня неполный год. В сентябре начали, в конце марта я ушла. Но почему-то он очень меня запомнил и считает своей первой учительницей.
— А что было потом? Димаш бросил занятия на фортепиано?
— Бросил и пришел в филармонию. Это была уже вторая серия нашего творческого общения.
В 2004 году я устроилась в областную филармонию, в 2006 году меня назначили художественным руководителем вновь открывшейся детской музыкальной студии «Саз».
Она была открыта в честь 100-летия основоположника казахской классической музыки Ахмета Жубанова. Как вы думаете, кого я пригласила на роль ведущего для торжественного открытия детской студии? Правильно! Димаша! И в дальнейшем он принимал активное участие во всех творческих программах студии — и пел и концерты детские вёл. Там была творческая атмосфера и свобода действий.
С открытием детской студии началась новая жизнь в Актобе! Главной целью было творческое развитие детей и подготовка юных артистов для участия в крупных мероприятиях и концертах. Димаш пел как сольно, так и в хоре. Пел под аккомпанемент рояля песню Абая «Козiмнiн карасы», его черный строгий образ с бабочкой делал его похожим на певца академического жанра. Хормейстер хора Лилия Аралбаева приняла решение участвовать с хором в фестивале г. Байконур. Это было первый конкурс, в котором Димаш принял участие в качестве солиста и стал лауреатом.
Приезд американского режиссера в Актобе был еще одной отправной точкой в подростковой биографии нашего героя. Постановщик мюзиклов поставил с небольшой группой студентов 3 сцены из разных пьес. Несколько дней подготовки и на премьеру эксперимента собрался полный зал. Димаш был восхитителен! Убедителен! Великолепен! Танцевать, играть и петь одновременно — это был самый яркий мастер-класс для него в те годы.
А дальше работа в студии отца. Представляете, какая это была возможность? Можно писать аранжировки, записывать голос и анализировать, что звучит и над чем еще работать.
Вот так и появилась в репертуаре Димаша песня «Джамайка». Выступление с этой песней — гвоздь концерта. К тому периоду я была назначена зам. директора по творческой работе в областной филармонии им. Г. Жубановой и мы с директором приняли решение принять Динмухаммеда в штат солистов.
— Когда Димаш поступил в музыкальный колледж вы продолжали следить за его успехами?
— Когда он учился в колледже, мы виделись реже. Он говорил об успехах и неудачах в учебе, я справлялась об отметках и возмущалась, что с некоторыми педагогами общих дисциплин у него не получилось найти общий язык. Хотя и понимала, что часто талантливые люди бывают недисциплинированными в силу того, что все дается легко и свободно. Так что, наши встречи были редкими, но такими горячими. Он всегда бежал ко мне и обнимал меня не просто руками, а всем сердцем. Мы говорили долго, много и всегда о его успехах, музыке, встречах с интересными людьми. Для меня он остался тем же Димашем, несмотря на свою популярность.
Когда в 2017 году 5 января у нас был старт молодежного форума, то Димаш был приглашен для финала. И вот идет он по спортивному комплексу, вокруг более 300 артистов и тут он видит меня. Мы оба были в полушубках с капюшонами, мы их надели и разговаривали более часа, не видя никого вокруг. К нему подходили здороваться, а он машинально протягивал руку и всем своим видом показывал, как сильно занят)) Такие встречи забыть невозможно!
Во время празднования 150-летия Актобе на центральной площади он поздравлял горожан и поблагодарил своих педагогов Марата Айтимова и меня. Все, кто был там, присылали видео и поздравляли с тем, что певец такого уровня называет моё имя во всеуслышание.
А наша встреча на конкурсе «Бакытты бала» в этом году показала все его светлые человеческие стороны, большое сердце и уровень воспитания. Участвуя в Гала-концерте конкурса, он вывел меня на середину сцены и представил не только городу, но и всему миру, за что я ему очень благодарна. Если я настолько осталась в его памяти, если те наставления, которые мы давали, пригодились ему в жизни, — значит просто сошлись все звезды. Он подходил и обнимал меня, не обращая внимания на окружающих… и слов не нужно было ни ему, ни мне, потому что мы просто любим друг друга, как могут любить два человека, у которых большие сердца. И которые не могут жить без музыки!
— «Он обнимал меня не просто руками, а всем сердцем,» — какая фраза… Окунулась в ту атмосферу. Понимаю Димаша, Вас не полюбить просто невозможно.
— Вот так вкратце мы и жили)
— Спасибо Вам огромное!
— И Вам! Вы заставили меня вспомнить все))) Хотя, я о нем никогда и не забывала.

Информация
Над проектом работала редакция Facebook Евразийского фан-клубa EurasianFanClub

Ольга Териков
Татьяна Батурина
Наталья Бренер
Виктория Тё

«Полное или частичное копирование материалов ЕФК разрешается только с обязательным указанием ссылки на источник или прямой гиперссылки».
«Full or partial copying of EFC materials is permitted only with the obligatory indication of a link to the source or direct hyperlink».