Be With Me
2021
Golden
2021
Golden
2021
СЛУШАТЬ
iTunes/Apple Music
СЛУШАТЬ
QQ Music
СЛУШАТЬ
Spotify
СЛУШАТЬ
Deezer
КУПИТЬ
Amazon Music
СЛУШАТЬ
YouTube Music
СЛУШАТЬ
ВК Музыка
Be With Me
2021
СЛУШАТЬ
iTunes/Apple Music
СЛУШАТЬ
Yandex Music
СЛУШАТЬ
Spotify
КУПИТЬ
Amazon Music
СЛУШАТЬ
YouTube Music
СЛУШАТЬ
ВК Музыка
СЛУШАТЬ
Deezer

«Первая скрипка — Димаш Кудайберген»
ИНТЕРВЬЮ
Михаил Котельников — руководитель творческого коллектива «Voice Fusion».
После фееричных, незабываемых концертов Димаша в Москве, многие люди, которые принимали непосредственное участие в подготовке и проведении этого незабываемого мероприятия, поделились своими впечатлениями на страницах в различных социальных сетях.
Мы тоже заинтересовались этим молодым талантливым музыкантом и его коллективом, и обратились к Михаилу с просьбой ответить на наши вопросы и рассказать о себе, о Димаше, о совместной работе, ну и, конечно же, о самом концерте!
Особый интерес у наших подписчиков вызвал
небольшой очерк в instagram руководителя творческого коллектива «Voice Fusion» — оркестра, который выступал на сцене вместе с Димашем, дирижёра Михаила Котельникова.
Предлагаем вашему вниманию интервью, которое Михаил любезно согласился дать корреспонденту нашего клуба Ольге Териков.
— Современные технологи дарят нам много заманчивых возможностей, например, свободно общаться без границ времени и пространства. Когда я связывалась с Михаилом, то даже не предполагала, насколько легко и свободно нам удастся найти общий язык. Но ведь не зря говорят, что Димаш объединяет сердца и народы. Благодаря общей любви к музыке и творчеству Димаша, наша с Михаилом письменная беседа протекала непринуждённо, легко и свободно.
— Михаил, расскажите немного о себе и своём коллективе.
— Я — человек, чья жизнь непрерывно связана с творчеством и музыкой. С самого раннего детства я слушал разную музыку: от колыбельных, которые мне пела мама, до творчества группы Queen. Но при этом и классическая музыка тоже всегда была и есть со мной. Музыкальная школа, дальше колледж им. Ипполитова-Иванова, и вот я — дипломированный специалист, закончивший МГК им. П. И. Чайковского по специальности хоровое дирижирование. Все происходит стремительно. В один из дней приходит идея создать коллектив, появляется мой музыкальный проект «Voice Fusion» (хор и оркестр). Я не привык останавливаться на достигнутом. Все коллективы собраны из молодых, талантливых музыкантов, студентов крупных музыкальных вузов столицы.
— Сольные концерты Димаша состоялись, не в последнюю очередь, благодаря его сотрудничеству с одним из ведущих композиторов современности Игорем Крутым. А приходилось ли Вам раньше работать с Игорем Яковлевичем?
— Нет, к сожалению, не работали. Это первая встреча с маэстро, и я рад, что она имела такой масштаб: Кремлевский дворец, за роялем — Игорь Яковлевич, микрофон — у выдающегося Димаша, я — за дирижерским пультом… мурашки от воспоминаний.
— Что Вам бросилось в глаза при встрече с И. Крутым?
— У Игоря Яковлевича говорящая фамилия, перед выходом на сцену мы переглянулись, и мне был дан знак, что все Ок))

Вся атмосфера в те дни казалась волшебной, весёлой. Вспоминаю наше исполнение песни «Лебедей» на бис, когда мои оркестранты не были к этому готовы, а я дал знак для вступления — вы бы видели их лица! Но, по моему мнению, все прошло удачно.
— Всё было великолепно! Вы и ваши ребята были бесподобны! В зале всех поразила молодость Вашего коллектива. Как вы думаете, почему организаторы концерта выбрали именно Вас и Ваш оркестр для совместной работы с Димашем?
— Не могу знать ответ на этот вопрос. Мы совершенно юный оркестр. Наверное, у нас с Димашем есть что-то общее — для меня это первая работа в качестве дирижёра оркестра в Кремле, а для Димаша это первый сольный концерт в Кремле, на этом и сошлись)
— А если совсем честно, не страшно было выступать с И. Крутым и Димашем на одной сцене, да ещё и в Кремле?
— Перед каждым концертом я волнуюсь. И не важно, это сцена обычной музыкальной школы или сцена Кремля. К счастью, со своими коллективами мне удаётся выступать на самых крупных площадках столицы: Большой зал Московской Консерватории, Концертный зал П. И. Чайковского, Крокус Сити Холл, да и сцена Кремля мне знакома. Но, безусловно, концерт — это всегда новые ощущения и заряд энергии до следующего выхода на сцену, замкнутый круг энергии и драйва)
— О, да! Драйв был! Мы находились по разные стороны сцены, и переживали эти концерты по-своему. Какой из них для Вас был сильнее эмоционально: первый или второй?
— Они настолько разные, невозможно сравнить первый концерт и второй. Каждый особенный: по исполнению, по эмоциональной составляющей и просто по состоянию!
— Это очень интересный момент! Может быть раскроете более подробно — в чем была особенность первого концерта, а в чем второго?
— Первый концерт — это больше неизвестность: как все пройдёт, не подведут ли меня, не подведу ли я? В голове куча риторических вопросов, ответы на которые мы узнали уже после выступления). Это была первая маленькая победа.

Второй концерт — это отрыв: ты продолжаешь задавать те же вопросы, но они уже не риторические. Ты можешь дать примерный ответ на них, каждая нота — знакома, а состояние при исполнении — иное. Непередаваемые ощущения свободы полёта музыки и слов в песнях исполнителя!
— Как хорошо Вы это сказали!

Очень хочу спросить о Димаше. Легко ли Вы находили общий язык? Он давал Вам свободу в аранжировках или настаивал на своём прочтении?
— Я уже говорил о том, что мы чем-то похожи). Двум музыкантам всегда легко найти общий язык.

Мы не советовались насчёт аранжировок, так как у каждого есть своя работа и роль: композитор пишет музыку, аранжировщик занят своим делом, исполнитель доносит до зрителей итог этих работ. Дело в том, что я делал аранжировки для удобства и спокойствия своих музыкантов. У нас не было другого выхода — или на слух играть, или по нотам, которые мы писали эти незабываемые два дня и две ночи.

Это были самые сложные два дня в моей жизни (смеётся). Чувствовал себя, как перед важным экзаменом. Просто я перфекционист, мне нужно, чтоб музыканты и я на сцене чувствовали себя максимально комфортно! Использовал готовые голосовые аранжировки, два дня вслушивался в каждую ноту, дополнял что-то и записывал на бумагу для удобства исполнения.
— Два дня это довольно короткий срок, но всё было выполнено на высшем уровне. Как вам удалось так великолепно подготовиться всего за несколько дней?
— Два дня! Это не всего, а ЦЕЛЫХ два! Повторюсь, что предпочитаю работать с профессионалами и сам стараюсь быть таковым, именно поэтому нам все удалось!
— Вы очень тепло отозвались о Димаше как артисте и человеке, а Вы были ли знакомы с его творчеством ранее? Если да, то где и как состоялось это знакомство?
— Был ли я знаком с творчеством Димаша? Да, был знаком с песнями, написанными Игорем Яковлевичем. Но когда город заполнили билборды с изображением Димаша, сложно было не обратить внимание и на другие его песни. Наверное, в тот момент и началось моё полноценное знакомство с творчеством Димаша. Моя любимая композиция в его репертуаре — «Грешная страсть».
— Какое у Вас сложилось первое впечатление о Димаше и не изменилось ли оно после работы с ним?
— Вы знаете, тяжело не потерять человечность, когда ты артист такого уровня. Димашу это удаётся играючи! Больше всего поражает, что он весь концерт отпел вживую — большая редкость на современной эстраде! Как музыкант он вдохновляет! Впечатление изменилось в сторону ещё большего уважения к нему, и как к человеку, и как к музыканту!
— Что Вам болeе всего запомнилось в работе с Димашем? Чем он отличается от вокалистов / артистов, с которыми Вы работали прежде, и как конкретно проходила ваша с ним репетиция?
— Как мне показалось, Димаш — певец особой душевной организации! Он чуткий, внимательный и собранный! Все было по таймингу, четко и по делу! Приятно работать в такой обстановке.
— Прошу прощения за мои вопросы, но нас, зрителей, интересует сам процесс работы певца и музыкантов. Как долго продолжалась репетиция перед первым и вторым концертом? Димаш был все время на сцене? Вы репетировали прямо в Кремле на главной сцене или в другом месте?
— Михаил: Репетиции проходи сразу на сцене Кремля. В первый день репетиция перед концертом была долгая: выверяли и сверяли каждую мелочь — где должны стоять наши стулья, как звучит голос Димаша, в какой момент выходить на сцену танцорам, после каких слов вступать и т. д. Выстраивался звук, свет, коллективы, которые выступали, прогоняли свои номера, мы соответственно сверяли список песен и также делали прогон каждой из них. Это колоссальная работа большого количества людей!

Второй день нам было уже немного проще — прогон, редакция и добавление штрихов.
— Какой Димаш в работе?
— Димаш — профессионал, за ним приятно наблюдать в работе: он сдержан, спокоен и очень сосредоточен на своей работе, полное погружение в действие. Он был на сцене практически всегда.
— Как Вы относитесь к его не совсем обычному пению? Такое ведь встречается не каждый день.
— Я поражён и восхищён! Действительно рабочие 5 октав мощнейшего голоса встречаются редко, а точнее — не уверен, что где-то вообще встречается) Каждая композиция в репертуаре по-разному раскрывает голос Димаша, показывая лучшие его стороны.
— Что именно нравится Вам в его голосе — диапазон, окраска, тембр? Или что-то совсем другое?
— Я считаю, что на современной эстраде Димаш уникальный и универсальный музыкант: тут наверное совокупность чувств — мне нравится, как он трепетно относится к каждой ноте, насколько велик его диапазон, и эта тонкая грань перехода от ноты к ноте, от регистра к регистру!
— А как Вы оцениваете его технику вокала?
— Я отвечу так, Димаш — это симбиоз совершенно разных стилей исполнения: он и академист, и эстрадник, в то же время прослеживаются джазовые ноты и ещё плюс что-то необычное, присуще именно ему, я думаю, это Казахское знаменитое горловое пение! Это что-то невероятное!!!
— Скажите, Димаш ведь репетировал Diva Dance? К сожалению, на концерте из-за проблем с микрофоном и наушниками ему пришлось прервать её исполнение. Бывает… Эта композиция у него есть в нескольких вариантах. Очень интересно, в каком варианте она была запланирована — с использованием свисткового регистра или без?
— Да, репетировал. Саму композицию Diva Dance считаю достоянием в репертуаре Димаша. Очень жаль, что именно на ней с микрофоном произошли проблемы. Поведение Димаша во время этого сбоя ещё раз доказывает, что он сдержанный и воспитанный музыкант. Diva — это та песня, где Димаш может быть самим собой, именно поэтому у него куча вариантов её исполнения. И появится ещё больше, я Вас уверяю. На репетиции не был использован свист, но никто не может знать, кроме самого Димаша, как бы он исполнил ее на концерте).
— На втором концерте было исполнено на три, если не ошибаюсь, композиции меньше. С чем это связано, так было запланировано?
— Нам объявили только о сокращении репертуара на концерт, без объяснения причин. Моё мнение — это эфирное время телеканалов, которые вели съемку в этот день: скорее всего, оно ограничено, нужно было чем-то жертвовать.
— На одной из фотографий, сделанной членом нашего клуба Оксаной Киреевой, отчётливо заметно как внимательно Вы следили за Димашем на сцене. У Вас была с ним договорённость о жестах, маркерах, подсказках? Расскажите, пожалуйста, как происходило практическое взаимодействие на сцене между Вами и Димашем?
— Взаимодействие не было оговорено изначально, Вы же видели концерты солистов с оркестром? Всегда идёт нескончаемая работа — заметить жест, где-то удлинить ноту, укоротить, дать солисту взять дыхание. Это безумно интересно, но не всегда хватает слов, чтобы всё описать. Но точно могу сказать, что работа эта основывается на чувствах, и в нашей работе с Димашем это было — чувство уважения и внимательности по отношению друг к другу.
— На одной из фотографий, сделанной членом нашего клуба Оксаной Киреевой, отчётливо заметно как внимательно Вы следили за Димашем на сцене. У Вас была с ним договорённость о жестах, маркерах, подсказках? Расскажите, пожалуйста, как происходило практическое взаимодействие на сцене между Вами и Димашем?
— Взаимодействие не было оговорено изначально, Вы же видели концерты солистов с оркестром? Всегда идёт нескончаемая работа — заметить жест, где-то удлинить ноту, укоротить, дать солисту взять дыхание. Это безумно интересно, но не всегда хватает слов, чтобы всё описать. Но точно могу сказать, что работа эта основывается на чувствах, и в нашей работе с Димашем это было — чувство уважения и внимательности по отношению друг к другу.
— То есть, он не играл роль «первой скрипки», а работал вместе, на равных со всеми?
— Первая скрипка в оркестре — это как раз лучший генерал, с которого берут пример, но никак не конкурируют. Да, Димаш был первой скрипкой большого оркестра, состоящего из музыкантов, танцоров, режиссёра и зрителей, конечно!)
— Поклонники творчества Димаша, собравшиеся со всех уголков земного шара, стали не просто свидетелями и слушателями, но и активными участниками концертов. Они хлопали, выбивали такт, подпевали и освещали зал мерцающими огоньками и… сердцами: алыми светящимися сердцами, символами любви. Любви к миру, друг другу и музыке. Вы обратили внимание на наш флэшмоб со светящимися сердечками? Как это смотрелось со сцены?
— Со сцены смотрелось просто великолепно))))
— Вас это удивило? Часто такое делают на концертах в России у других артистов?
— Не часто! Поэтому мы и были в восторге!)
— Планируете ли вы совместные выступления в будущем?
— На данный момент по этим вопросам ведутся переговоры. Но, если хотите знать моё мнение, я с большим удовольствием выступлю с Димашем ещё.
— Я думаю, у Вас все получится. У открытых людей, как правило, и дорога в жизни открыта.
— Спасибо большое! Мы все надеемся, что наша дружба с Ди будет давать новые плоды в совместном творчестве!)

Информация
Над проектом работала редакция Facebook Евразийского фан-клубa EurasianFanClub

Ольга Териков
Татьяна Батурина
Наталья Бренер
Виктория Тё

Наш клуб выражает особую благодарность руководителю творческого коллектива «Voice Fusion» Михаилу Котельникову за любезно предоставленные фото- и видео материалы.

«Полное или частичное копирование материалов ЕФК разрешается только с обязательным указанием ссылки на источник или прямой гиперссылки».
«Full or partial copying of EFC materials is permitted only with the obligatory indication of a link to the source or direct hyperlink».