Be With Me
2021
Golden
2021
Golden
2021
СЛУШАТЬ
iTunes/Apple Music
СЛУШАТЬ
QQ Music
СЛУШАТЬ
Spotify
СЛУШАТЬ
Deezer
КУПИТЬ
Amazon Music
СЛУШАТЬ
YouTube Music
СЛУШАТЬ
ВК Музыка
Be With Me
2021
СЛУШАТЬ
iTunes/Apple Music
СЛУШАТЬ
Yandex Music
СЛУШАТЬ
Spotify
КУПИТЬ
Amazon Music
СЛУШАТЬ
YouTube Music
СЛУШАТЬ
ВК Музыка
СЛУШАТЬ
Deezer

«...песня — это текст на музыку...»
ИНТЕРВЬЮ
Лилия Виноградова, российская поэтесса, автор текстов песен «Olimpico» и «Passione».
«Музыка — это стенография чувств», — Лев Николаевич Толстой.
Как слова и музыка взаимодействуют в процессе создания песни? Как рождаются музыкальные произведения в жанре кроссовера?
Об этом рассказала в эксклюзивном интервью нашему клубу Лилия Виноградова, российская поэтесса, автор текстов песен «Olimpico» и «Passione» на музыку Игоря Крутого, которые недавно вошли в репертуар Димаша Кудайбергена.
Лилия Виноградова пишет стихи, а также тексты песен на музыку российских и зарубежных композиторов для многих популярных исполнителей на русском, итальянском, английском и французском языках. Она известна как постоянный соавтор композитора Игоря Крутого, в сотрудничестве с которым были созданы замечательные произведения в жанре кроссовера для выдающихся современных оперных певцов.
Несмотря на свою колоссальную занятость, Лилия любезно согласилась побеседовать и ответить на наши вопросы.
— Расскажите, пожалуйста, как рождается песня? Из каких компонентов состоит работа над произведением?
— Рождение песни, работа над песней — это очень тонкий и трудоёмкий процесс. В случае каждого исполнителя он свой, и для каждой песни, даже при прочих равных, он всё равно меняется.
Мы знаем друг друга с Игорем Яковлевичем Крутым несметное количество лет, давно вместе работаем, и у нас есть свой механизм сотрудничества. Я сама являюсь музыкантом и музыка для меня очень важна, поэтому, когда я пишу песни, я пишу текст на музыку: подтекстовку. Если я пишу стихи, то стихами они и остаются. Они выходят в виде поэтических сборников, книжек, публикаций в толстых журналах и так далее.
Одним словом, это совершенно самостоятельные, ни от чего не зависящие произведения. А песня или произведение кроссовера — это текст на музыку.
Соответственно, я должна полюбить этот музыкальный материал, должна им проникнуться, и из музыки растут мои песенные стихи. Так написаны все мои совместные работы с Игорем Яковлевичем Крутым: и для Дмитрия Хворостовского, и для Андреа Бочелли, и многих других потрясающих исполнителей.
А сейчас в наш творческий симбиоз добавился Димаш — новый элемент. Очень молодой, какой-то совсем другой, незнакомый, но безумно интересный, полностью нас обезоруживший, очаровавший и обаявший своей новизной. Поэтому мы с удовольствием его в себя вбираем. И сами в него вливаемся всем своим арсеналом: способностями, творчеством, опытом, талантами и, самое главное, желанием его украсить, потому что он такой самородок и одарённый парень. Он словно свежий росток: хочется его полить и на солнышко подвинуть! У меня к нему отношение, как к чему-то, что нужно пестовать, чтобы он как можно ярче раскрылся и как можно дольше бы длился, потому что это очень яркий и самобытный талант.
В искусстве нет ничего важнее, чем самобытность. Это самое главное — непохожесть ни на кого, совершеннейшая такая самостийность, единоличность, собственное лицо, собственный голос. И дело даже не в количестве октав, которые Димаш покрывает своим голосом, не в технических возможностях, а в том, насколько его душа, масштаб его личности, его ум, интеллект и чувства смогут соответствовать его техническим и вокальным данным. Это очень важно.
— Как и когда Вы узнали о существовании Димаша и о его вокальных возможностях?
— К тому моменту, когда Игорь Крутой первый раз сказал мне, что его новую песню будет исполнять Димаш, я уже слышала о нем, как о феномене, и просмотрела несколько видео с ним в YouTube. Хочется сразу обозначить своё отношение к Димашу, как к артисту, объяснить, как я понимаю масштаб его одарённости. Представьте себе алмаз, который рождается в недрах — веками создаваемый природой некий организм. И вот он появляется на свет Божий, люди имеют возможность на него смотреть, с ним соприкасаться и получают от этого удовольствие.
Природное дарование Димаша сродни такому уникальному самородку. Он очень молод. Ему есть с чем работать, и есть на чём основываться. А далее все зависит от того, как Димаш распорядится этим дарованием, насколько будет стремиться к самосовершенствованию, будет ли он трудолюбив, не будет ли стоять на месте, и сможет ли пройти «огонь, воду и медные трубы». Это очень важно — пройти испытание славой. На него свалилась известность планетарного масштаба, потому что его дарование нашло поклонников на всех континентах, а не только на постсоветском пространстве. Хочется верить, что он сможет пройти это испытание «медными трубами», самое главное и самое тяжёлое, многие на этом ломаются. Кроме того, важно, чтобы человеческая личность не ударила в грязь лицом по сравнению с одарённостью, с талантом, с Божией искрой. Я очень надеюсь, что он сможет выйти победителем из горнила всех испытаний жизни и судьбы, и будет соответствовать своему дарованию. Я желаю Димашу этого от всей души, потому что очень сердечно, тепло и искренне отношусь к нему.
— Насколько личность того, для кого пишется песня, влияет на заложенный смысл? Какие черты в характере Димаша нашли отзыв у Вас, как у поэта, и как это отразилось на смысле песен «Olimpico» и «Passione»?
— Что касается влияния личности артиста на смысл песни: здесь всё по-разному. Там, где происходит серьёзное взаимопроникновение и дружба, и какие-то глубокие, тесные, личные отношения автора и артиста, там, конечно, может произойти влияние этих отношений на продукт творчества. В данном случае это не так, потому что Димаша я лично совершенно не знала.
Расскажу вам историю, как, собственно, всё это произошло. Игорь Яковлевич позвонил мне и сказал о том, что нужно написать гимн открытия II Европейских Игр в Минске. Это должно быть произведение на итальянском языке, петь будет некий Димаш, который сейчас очень известен и прочее… Я сказала, что я знаю такого исполнителя, слышала о нём — он феноменально одарённый молодой человек. Игорь ответил: «Ну и отлично! Я рад, что тебе нравится, а вот и музыка».
Для Димаша, точно так же, как и для других исполнителей, мы написали произведение, которое называется «Olimpico». Давайте я сразу поправлю всех тех, кто неправильно называет его «Ogni pietra». Я думаю, что это неправильное название родилось из первых двух слов текста. На самом деле, песня называется «Olimpico», потому что она написана специально для II Европейских Олимпийских Игр.
Что касается содержания этого произведения, то оно было обусловлено целью написания этой песни, которая должна была открывать II Европейские Олимпийские Игры. Я подумала, что здесь надо написать о чём-то глобальном, общечеловеческом, молодом, потому что спорт — это молодость, преодоление, сила и вера в победу. Это надежда, положительный настрой, это умение падать и вставать, целеустремлённость. Вот об этом, собственно, песня.
— Были ли Вы, как поэт, вольны в выборе смысловой составляющей при написании текста? Кто задавал тему и настроение в этих двух будущих композициях? Как проходила работа над этими произведениями?
— Никто и никогда за мою долгую карьеру не указывал мне, про что должна быть песня. Это я всегда решаю сама. Я вдохновляюсь музыкой. Музыка всегда является для меня той почвой, из которой растут образы, мысли, идеи и концепция моих стихов, но решение всегда за мной. Конечно, я советуюсь с композитором, с исполнителем.
В случае с Димашем, мы с Игорем показали ему уже готовое музыкальное произведение «Olimpico», которое он принял сразу же, так как оно ему очень понравилось. Я, конечно, переводила ему с итальянского языка текст, когда мы с ним встретились для работы в студии. Как всегда, я была на записи, потому что непременно присутствую на записи всех своих произведений — это для меня очень важно. Я привыкла работать с исполнителем своих произведений не только с точки зрения чистого произношения, но также с точки зрения их интерпретации — понимания и трактовки. Димаш не был в этом случае исключением.
Что же касается «Passione», мы с Игорем написали эту песню как обычно: я сделала подтекстовку на его музыку, Димаш получил это произведение и прослушал его уже готовым, таким, каким мы его написали. Ему очень понравилась эта вещь — сразу, влёт! Он влюбился в эту песню и захотел её сделать. К сожалению, в отличие от «Olimpico», которую мы записывали на нашей студии в Москве, нам не удалось поработать над «Passione» вместе, как мы планировали, в силу большой занятости Димаша.
На этой студии мы работаем с лучшими профессионалами, такими как музыкальный продюсер Анастасия Мухина, звукорежиссер Игорь Полудюк, и на которой записывались Д. Хворостовский, Анна Нетребко с Юзифом Айвазовым, Суми Джо и Лара Фабиан. «Olimpico» мы записывали вместе, и я присутствовала на записи. Как всегда, поработали с Димашем над интерпретацией, над тем, какие акценты он расставляет, над произношением, потому что язык ему неродной. Ведь речь идёт о казахском исполнителе: для него даже русский язык является иностранным, хотя он владеет им очень хорошо. Кстати, он свободно говорит по-английски, у него очень хорошие способности к языкам, и он замечательно поёт на иностранных языках.
— Премьера «Passione» состоялась в Сочи и осталось ярким и незабываемым эксклюзивом Новой Волны. Многих поразило то, что само произведение предстало как мини спектакль. Какая в него была заложена идея? Что должен был увидеть и почувствовать зритель? Как возникло это многоплановое сочинение?
— Смысл «Passione» — это обращение человека к самому себе, потому что каждый из нас является носителем целого мира, вселенной: всё внутри нас. Вообще, страсть присутствует в человеческой жизни от первых мгновений её начала до самых последних мгновений перехода в другую субстанцию человеческого существования. Человек разрывается между карой, наказанием, и наслаждением, стремлением к удовольствию, к радости, ко вкусу жизни, вкусу бытия. Это абсолютно человеческое свойство, так же как дуализм Земли и Неба, дуализм Добра и Зла, дуализм Жизни и Смерти.
В этом и есть суть человеческого существования: страсть как неотъемлемая часть всей человеческой жизни во всех абсолютно её проявлениях, не только в отношениях между мужчиной и женщиной.
Для работы над «Passione» у Димаша было очень мало времени, он был зажат в рамки собственного гастрольного графика, и нужно было успеть к Новой Волне 2019. Мы просто не смогли совпасть по времени, чтобы порепетировать. Мы привыкли с Игорем летать в любую точку мира, удобную для нашего исполнителя, но с Димашем нам не удалось это сделать. Поэтому работа эта осталась не завершённой, и мы договорились, что ещё вернёмся к ней, чтобы соответствовать высочайшему уровню, который он сам себе задал, чтобы соответствовать самому себе.
— Лилия, Вы сказали, что просто отдали Димашу уже готовое произведение, не встретившись с ним. Передачу мелодии в виде нот и записи можно себе вполне представить, равно как и текста, а кто напевал ему вокальную партию?
— Песни показываются артистам каждый раз по-разному. Для «Passione» у нас было подготовлено демо. Демо — это записанное произведение, трек с предварительной аранжировкой или оркестровкой. В данном случае речь идёт об оркестровке, потому что «Passione» имеет достаточно сложную симфоническую структуру произведения. В силу того, что это кроссовер, здесь уместно говорить и об аранжировке, и об оркестровке, так как в нём присутствует оркестр. Таким образом, записывается музыкальная база, и на эту базу накладывается вокальная партия, которую исполняет студийный бэк-вокалист. Итак, у нас было записано демо. Это демо Игорь Яковлевич послал Димашу. Он послушал и взял себе в репертуар эту песню.
— Спасибо большое за разъяснения! Вы проливаете свет на очень интересные моменты создания песни! Скажите, а почему обе композиции «Olimpico» и «Passione» написаны на итальянском языке? Чей это был выбор? В чём заключается преимущество текстов на итальянском языке?
— Во-первых, итальянский язык по определению — это язык музыки, язык, который максимально даёт возможность раскрыться вокалисту. Это самый лучший для пения язык. Не зря оперное искусство родилось в Италии и итальянский язык — это международный язык музыки. Например, оперные артисты в мире общаются между собой скорее не по-английски, а по-итальянски. Итальянский язык оперные артисты знают все, а музыканты знают его в рамках терминов, даже если не владеют итальянским языком.
Тут надо заметить, что прекрасно подходящим для пения, наряду с итальянским является и украинский язык, в который я влюблена безмерно… но это отдельная тема))). А во-вторых, у нас с И. Я. Крутым есть устоявшаяся традиция в работе с жанром кроссовера, который мы начали с проекта «Déjà vu», написанного специально для Дмитрия Хворостовского. Там изначально было принято решение писать большинство произведений на итальянском языке. Я предложила внедрить французский язык, на английском тоже писала и, разумеется, на русском, поскольку мы все русскоговорящие. Далее мы продолжили эту традицию в наших следующих проектах с Суми Джо, Анной Нетребко и с Ларой Фабиан.
Поэтому и для Димаша сам жанр кроссовера обусловил то, что мы снова пришли к итальянскому языку по обоюдному соглашению. Хотя инициатива использования итальянского языка изначально принадлежит Игорю Крутому, за что я ему бесконечно благодарна. Благодарна за возможности и доверие в нашем совместном творчестве, и за счастье сотрудничества!
— После исполнения Димашем двух песен, написанных Вами вместе с Игорем Крутым, у многих возникла ассоциация с Дмитрием Хворостовским. Вы были очень близки, и поэтому интересно узнать Ваше личное мнение по этому поводу.
— Я часто слышу этот вопрос, и он мне порядком надоел, честно сказать. Я не приемлю сравнения вообще. Мне кажется, что каждый человек на земле хороши интересен по-своему — кому-то да он нравится, кому-то да он по сердцу. Поэтому любые сравнения, тем более, когда это касается артистов, художников, творческих людей, что-то привносящих в жизнь цивилизации, совершенно неуместны. Мне кажется, что это оскорбляет как одного, так и другого человека: артиста, художника, певца, исполнителя. Давайте уйдём от этого и не будем к этому возвращаться. Bо-первых, начнём с того, что Дмитрий Александрович Хворостовский, царство ему небесное, сегодня земную жизнь покинул. Его нет среди нас, живых, поэтому не стоит упоминать его имя всуе и включать в свой дискурс. Во-вторых, Дмитрий Хворостовский и Димаш — это несравнимые величины. Это не значит, что Димаш плох, а Дмитрий Александрович хорош, или наоборот, просто давайте уйдём от сравнений, пожалуйста.
Поклонники Димаша часто так делают на многих площадках в интернете, и тщетно пытаются меня разговорить на эту тему. Однако, говоря с вами об этом, я очень надеюсь на то, что вы донесёте до людей, почему так делать не стоит, что таким образом, они работают против Димаша. Они оказывают ему медвежью услугу. Не надо его ни с кем сравнивать. Он сам по себе очень талантливый, одарённый, перспективный, молодой — вся жизнь впереди. Ну, зачем ему какие-то сравнения? Пожалуйста, давайте этого делать не будем.
— Спасибо Вам огромное за то, что нашли время и возможность побеседовать с нами и рассказать много интересного о Вашей работе над созданием песен, которые прозвучали в исполнении Димаша на Новой Волне, об итальянских корнях оперы и о Вашем отношении к певцу!
— Я надеюсь, что я ответила на ваши вопросы, и что это будет интересно вашим читателям. Спасибо вам за то, что вы интересуетесь созданием песен и произведений. Это очень радостно и приятно. Всего доброго!

Информация
Над проектом работала редакция Facebook Евразийского фан-клубa EurasianFanClub

Ольга Териков
Татьяна Батурина
Наталья Бренер
Виктория Тё

Особо благодарим Наталью Михайлову и Оксану Иванову за помощь в редактировании материала.

«Полное или частичное копирование материалов ЕФК разрешается только с обязательным указанием ссылки на источник или прямой гиперссылки».
«Full or partial copying of EFC materials is permitted only with the obligatory indication of a link to the source or direct hyperlink».