«...нот не было, была музыка...»
ИНТЕРВЬЮ
Максим Варшавский. Руководитель музыкальной группы Димаша.
Хотите узнать, как общаются музыканты с артистом, находящимся в шаре под куполом стадиона, и что слышит Димаш в своих ушных мониторах.

Об этом и не только, читайте в нашем эксклюзивном интервью из серии клубных репортажей «Кинетик Тим Арнау» — с руководителем музыкальной группы Димаша — Максимом Варшавским.
Беседу провела корреспондент нашего клуба Ольга Териков.
— Каждая профессия имеет свое начало. Расскажите, пожалуйста, с чего все начиналось? Где росли, учились, кем мечтали стать в детстве и как отнеслись родители к такому выбору будущей профессии?
— Родился я на Украине, в городе Днепропетровске, когда мне исполнилось 15 лет моя семья переехала в Германию. Я закончил Кёльнскую высшую школу музыки (Hochschule für Musik Köln) джазовое отделение по классу саксофона.
Мой отец, Стас Варшавский, — известный музыкант, саксофон и флейта, очень много гастролировал по СССР с известными на то время группами «Колокола» и «Чумацкий Шлях», заслуженный учитель Украины. На сегодняшний день у него одна из крупных музыкальных школ в Берлине New Art Generation. Я пошёл по его стопам.
Теперь я живу в Москве, где нашёл моё семейное счастье с женой и сыном.
— Вы являетесь руководителем музыкальной группы Димаша. Расскажите нам, пожалуйста, как Вы им стали? Кто Вас приглашал, выбирал, утверждал?
— После огромного опыта работы в Германии в качестве музыканта и продюсера, я перебрался в Москву. Тут я работал со многими известными артистами России, а в 2015 году познакомился с Байгали Серкебаевым, который пригласил меня работать с группой «А-Студио». В 2018 на Славянском Базаре судьба свела меня с Димашем, где мы познакомились и у нас сложились тёплые отношения.
Я преклоняюсь перед талантом Димаша и всегда восхищаюсь его вокальными данными! Он действительно уникальный певец.
Мне выпала большая честь собрать для него музыкальный состав, внедрить и сделать аранжировки для духовой секции, немного придать свежести музыке.
Была проделана очень большая работа и как результат — мы сыграли большой сольный концерт в Нур-Султане, на стадионе для 40.000 человек, билеты на который были распроданы за месяц!
Это пока мой рекорд по количеству зрителей.
— Максим, расскажите, пожалуйста, как происходил набор музыкантов? Знали ли вы ребят ранее, работали с ними? Кто их утверждал? Лично Димаш принимал в этом участие?
— Музыкантов выбирал я, с некоторыми уже работал, кого-то прослушивал, с кем-то встречался, разговаривал.
У нас была 10-дневная подготовка. За этот период мы разучили около 30 песен, в 80% процентах из которых внедрили духовую секцию. В этом плане у меня были развязаны руки, и я полагался на свой опыт и вкус. Конечно, я постоянно был на связи с Ерланом, музыкальным продюсером Димаша. Именно с ним я советовался, показывал свои идеи. Мы с ним здорово сработались, понимали друг друга с полуслова.
За две недели до концерта, когда мы уже были готовы на 90%, мы показали работу Димашу и его отцу, им очень понравилось. Ребята подобрались не только суперпрофессионалы, но ещё и очень душевные, поэтому химия произошла мгновенно.
— Что меня очень интересует, от кого исходила идея добавить духовые инструменты в регулярный состав труппы? С чем это было связано?
— Идея исходила от меня, а Димаш и Канат поддержали и доверились, за что им большое спасибо)
Но и музыка Димаша подразумевает и позволяет адаптировать и придавать определенную краску в звучание.
— Максим, хочу уточнить, то есть после «Славянского Базара 2018» вы периодически работали с Димашем?
— Нет, мы там познакомились. Мы выступали в одном концерте.
— Скажите, Максим, а где Вы с ребятами репетировали? Уже прямо в Арене? Или где-то в студии? Поражаюсь вашему профессионализму: 10 дней — это сильно! Или у вас были ноты для ознакомления?
— Мы в Москве репетировали. Нет, нот не было, была музыка)
— Вы можете мне описать этот процесс? Я и наши читатели смотрим со стороны и не знаем этой кухни. Расскажите подробней, пожалуйста, как в современном мире происходит подготовка к концерту? Вот набрана труппа и известна дата концерта… А что и как происходит потом?
— Это все индивидуально… Каждый готовится к концерту и к репетициям, потом на репетициях совместно уже играем всю программу.
— Максим, а не могли бы Вы рассказать, какие песни из репертуара Димаша Вам особенно по душе. Есть любимые и почему?
— Мне очень нравятся лиричные песни, они очень эмоциональные. Идёт такое развитие… Начинается очень тихо и развивается к концу песни очень мощно! Мы там выкладываемся по полной, когда чувствуем энергетику Димаша. И это очень круто, когда 40.000 человек поёт в унисон его песни.
— Димаш с большим восторгом говорил какая суперкоманда музыкантов собралась и готова с ним работать. А Вам лично с ним комфортно? Какой Димаш в работе? Сам, то он себя считает сверх требовательным.
— Димаш самый простой и очень душевный человек, с ним работать одно удовольствие… Я даже это работой назвать не могу — одно удовольствие!
— Максим, Вы выступали с ним и не только на таком крупном шоу, как «Арнау». Есть ли для Вас как музыканта разница в таких разных по масштабам выступлениях?
— Разницы нет. «Арнау» — это, конечно, огромное шоу. Но из-за того, что сцена большая, нас пришлось разделить на две части! Расстояние между группой было 15 метров. Когда мы играем на сцене поменьше, мы находимся рядом и энергетика в разы сильнее!))
— ??? Как же вы общались?
— У нас были ушные мониторы, это на сегодняшний день нормально, мы отлично общались.
— Расскажите об этом, пожалуйста! Мы как зрители их, конечно, видим в ушах артиста и музыкантов, но что вы там слышите, кроме указаний режиссёра, мы не знаем. Объясните нам это подробнее.
— Там все просто))
У меня микрофон, я общаюсь с музыкантами. Если, например, происходит что-то экстраординарное, допустим, если Димаш вдруг захотел спеть ещё один раз припев, или захотел чтобы публика спела, то я это вижу и мы быстро подстраиваемся…
Бывает, что режиссёр говорит, что Димаш не успевает переодеться или вдруг какие-то технические проблемы и мы должны потянуть время, мы быстро подхватываем.
Но публике этого всего не видно, как говорится, show must go on)
— Вы так и с певцом общаетесь?
— Димаш не слышит меня, я общаюсь только с музыкантами, звукорежиссером и режиссером. Димаш слышит только режиссёра…
— То есть Вы берете на себя роль дирижёра?
— Димаш дирижёр! Мы только идём за ним)
— Хорошо, но вот если Димашу не хватило времени на вдох и музыканты должны вступить чуть позже… Он даёт вам команду или Вы следите за ним?
— Я слежу за ним. Но это сразу видно, если что-то пошло не так… Слава Богу, у нас все супер. Практически все проходит гладко). Я же говорю, мы понимаем друг друга с полуслова или полувзгляда))
— А это миф или правда, что все музыканты и Димаш слышат такт в наушниках? Или какие-то метки на вступление? Или это только режиссёр руководит? (чур не смеяться!)))
— Димаш был, например, в 50 метрах от сцены в шаре, который плыл над публикой… Если он не услышит такт, то он просто не попадёт в музыку. В наушниках он слышит группу, и это ему позволяет чувствовать себя, как на сцене, хотя он на расстоянии 50 метров.
Такт, или, как правильно назвать, метроном, слышит только барабанщик. Он управляет, он знает какой темп должен быть и когда вступать.
— О… это так интересно! А это правда, что в правом ухе Димаш слышит не то же, что и в левом? Правый монитор всегда находится в ухе, а левый он вынимает туда-сюда. Почему?
— Димаш много бегает, танцует на сцене, поэтому у него выпадают часто наушники и он их поправляет — это нормально.
Ещё, когда ты в наушниках, ты слышишь себя, группу, у тебя все комфортно, как в студии.
Но при этом ты не слышишь публику или зал. Тогда ты снимаешь наушник, чтобы услышать все это и зарядится энергией)
— Вот это да… Это ново. Я была уверена, что в одном наушник что-то одно, а в другом что-то другое. Спасибо за разъяснение!
А что он делает с приёмником? Практически на каждой песне он там что-то (не знаю что) подправляет/настраивает… Что там происходит?
— Бывает, выпадает наушник, когда много бегаешь или лезешь через ограждения)) Я сам ему несколько раз поправлял его во время концерта. Он часто теряет приёмник, но это все мелочи)))
— Это когда он его теряет… Я о другом. Он там все время что-то регулирует. Что это, громкость?
— Да, там есть ручка громкости, если ты далеко отходишь, то можно сделать погромче. Все просто на самом деле)))
— А сильно артиста выбивает из колеи, когда мониторы не работают?
— Бывает, садится батарейка, если концерт длится больше 3-х часов. Если мониторы отключаются, может произойти дискомфорт, конечно. Тогда приходится прислушиваться, чтобы попасть в такт. Но для Димаша это не составляет никаких проблем, он быстро адаптируется, а батарейки меняют за минуту)
— Скажите, звукорежиссером на «Арнау» был Ерлан Бекчурин? Или ему кто-то помогал?
— Ерлан — музыкальный продюсер, он наравне с режиссёром давал советы, иногда он говорил что-то Димашу, контролировал, чтобы звук в зале был хороший. Благодаря Ерлану мы слышим финальную версию в Ютубе и на телевидении. Он сделал так, чтобы звук был идеальным)
— Вы сказали, что «это очень круто, когда 40 тысяч человек поёт в унисон песню». Вам часто приходилось сталкиваться с такой поддержкой зала? Были ли видны флешмобы фанатов? Что Вы думаете о поклонниках Димаша, об его Dears?
— Я был в приятном шоке, когда узнал что на концерт Арнау 60% фанатов прилетели из разных стран мира. Любой артист мог бы позавидовать такой преданности: проделывать путь в несколько тысяч километров, чтобы только посетить концерт.
Да, это очень круто, когда такая большая масса поёт в унисон наизусть все песни. Это завораживает.
Димаш феноменальный и фанаты его тоже феноменальные!

Информация
Над проектом работала редакция Facebook Евразийского фан-клубa EurasianFanClub

Ольга Териков
Татьяна Батурина
Наталья Бренер
Виктория Тё

«Полное или частичное копирование материалов ЕФК разрешается только с обязательным указанием ссылки на источник или прямой гиперссылки».
«Full or partial copying of EFC materials is permitted only with the obligatory indication of a link to the source or direct hyperlink».