Be With Me
2021
Golden
2021
Golden
2021
СЛУШАТЬ
iTunes/Apple Music
СЛУШАТЬ
QQ Music
СЛУШАТЬ
Spotify
СЛУШАТЬ
Deezer
КУПИТЬ
Amazon Music
СЛУШАТЬ
YouTube Music
СЛУШАТЬ
ВК Музыка
Be With Me
2021
СЛУШАТЬ
iTunes/Apple Music
СЛУШАТЬ
Yandex Music
СЛУШАТЬ
Spotify
КУПИТЬ
Amazon Music
СЛУШАТЬ
YouTube Music
СЛУШАТЬ
ВК Музыка
СЛУШАТЬ
Deezer
«...Нет пути к счастью, счастье — это путь…»
ИНТЕРВЬЮ
Надин Подошва-Захарова. Режиссёр-хореограф «Арнау».
Центральной фигурой великолепного сольного концерта «Арнау» в Нур-Султане был непревзойдённый мастер своего дела, Артист с большой буквы — Димаш Кудайберген. Но, как говорит и сам певец — такое шоу может поднять только команда настоящих профессионалов своего дела.
Мы решили познакомить вас с некоторыми ключевыми фигурами этого грандиозного проекта.
Итак, разрешите представить — режиссёр-хореограф Нaдин Подошва-Захарова, любезно согласившаяся побеседовать с корреспондентом нашего клуба Ольгой Териков.
В качестве режиссера-хореографа Надин ставила казахскую версию знаменитого мюзикла «Ромео и Джульетта», являлась балетмейстером-постановщиком знаменитых шоу Цирка Братьев Запашных, режиссером-хореографом Road-Show для Coca-Cola в рамках эстафеты Олимпийского Огня в 128 городах России. И это далеко не все её проекты.
Часть первая: до шоу...
— Надин, расскажите немного о себе. Как случилось, что Вы стали хореографом, а теперь и помощником режиссёра такого крупного шоу. С чего все начиналось? О чем мечтали в детстве?
— Я очень рано осознала выбор своего пути, сообщив всем, что «я — балерина», и в 10 лет я уже начала постигать профессионально эту прекрасную профессию. В 18, став артистом балета, я успела станцевать на сцене с великой Майей Михайловной Плисецкой. После Академии хореографии в Москве стала дипломированным балетмейстером. Мой творческий путь очень успешен, и для меня это путь счастья. Я успела потанцевать классический балетный репертуар, и поняла, что мне хочется развиваться шире, тогда в мою жизнь пришел музыкальный театр, в котором я прослужила более 10 лет. Параллельно пошли первые пробы постановок, в том числе и на эстраде. Встреча с моим будущим супругом, который является главным режиссером-постановщиком шоу «Арнау», состоялась, когда он пришёл в театр Московская оперетта на кастинг в мюзикл Монте-Кристо. И вот уже 10 лет мы успешно вытанцовываем свою реальность, развиваемся в профессии и творим красивые, счастливые постановки для музыкальных театров, для эстрадных артистов, для цирковых шоу. Судьба привела нас в Казахстан, где мы уже обитаем два года. Здесь родился наш младший сын, поэтому с Казахстаном мы уже связаны кровными узами. Мы очень рады встрече с таким великолепным артистом, как Димаш. Мечты действительно сбываются. Мы из тех, кто творит сердцем и делает свою работу в максимальном качестве, потому что мы действительно очень любим то, что мы делаем.
— Как говорит Димаш: «Мечтайте! Мечты сбываются». А мечталось ли Вам делать постановки именно для Димаша? Когда Вы впервые услышали о его существовании?
— Моё знакомство с артистом получилось неожиданно через отца Димаша. Мы познакомились сначала с Канатом в Астане. Мы делали постановку мюзикла «Ромео и Джульетта», и тогда у меня промелькнула идея, чтобы Димаш спел одну из арий. Из-за плотного графика тогда эта идея осталась как идея, но с артистом я познакомилась. И очень улыбнулась сердцем, когда полгода назад мой супруг Николай принёс новость о создании шоу, и начался тендер среди компаний-постановщиков. Идея Николая выиграла тендер, и он стал режиссером-постановщиком шоу. В большинстве своем мы всегда творим вместе, так и пришли к постановке этого интересного для нас проекта. И, конечно, мы были приятно впечатлены, удивлены такими богатыми возможностями не только музыкальными, но и актерскими, артистическими. Работать и творить с таким артистом — это великое счастье для режиссера.
— А скажите, в чем отличие в работе с певцом от мюзикла или спортивных шоу? Хватает ли у Димаша физической подготовки?
— Отличие возможно в том, что мюзикл это все-таки цельное большое произведение, в котором ты можешь протянуть нить сюжета на два акта. Шоу же мы делим по номерам. Это более концентрированная задача: в несколько минут показать всю историю, донести мысль в одной из песен или в одном из номеров. Что касается физической подготовки артиста, тут нас тоже ожидало приятное удивление. Все-таки молодость, такой правильный задор, смелость и тяга к познанию нового являются хорошей поддержкой всех наших идей. Димаш в великолепной форме, он спортивен. То, что он делает вокально, требует очень мощной поддержки всего тела. Пройдя путь вокалистки на сцене, я прекрасно понимаю, что такое со сцены петь, это требует гораздо большей активности всего мышечного корсета, чем даже хореографическое включение, потому на молекулярном уровне у тебя идёт подключение всего организма. Поэтому то, что физически артист готов и уже сейчас держит энергию на все 2,5 часа, это, конечно же, очень круто.
— О том, что он поёт всем своим телом, мы знаем.))) А скажите, насколько он раскован в работе с Вами? Как он принимает Ваши идеи постановки номеров? Бывают ли моменты, когда он что-то не принимает?
— Любая работа в зале — это всегда творческий процесс. Мой супруг всегда так умеет расположить к себе артиста, что тотальное доверие распространяется на всю команду. Так случилось и сейчас. Димаш — очень чуткий артист и любой подвох ощущает сразу. Поэтому он четко знает и всегда чувствует, когда команда работает через сердечную мышцу. А в нашем случае это вообще единственная возможность для творчества. Пропуская через голову только технические моменты, всё остальное оставлять от сердца к сердцу — большое умение и мастерство. Какие-то идеи и придумки исходили от артиста. Это очень важно, потому что это его концерт, и мы развивали, раскрывали, придумывали, исходя из его внутренней составляющей. Как режиссеры, мы бережно и заботливо относимся ко всем возникающим идеям нашего артиста. Да, есть, конечно, какие-то вообще экстремальные штучки, но это будет таким классным, творческим, улыбающимся элементом. Мы все в единении артиста, режиссера и всей остальной команды творим, чтобы эта улыбка сердца прозвучала. Для артиста очень важно, как его будет принимать его публика. Мы тоже об этом помним, знаем и все это чтим.
— Как практически выглядит рабочий процесс постановки отдельных номеров? Многие песни на казахском. Димаш всегда вкладывает огромную эмоциональную нагрузку в свои песни. Как Вы разбираетесь в том, что он хочет сказать своей песней?
— Работа сначала идет с общим концептом. Рассказываем общую идею номера, что мы передаем, и что мы вкладываем в суть и смысл. А всё, что касается казахского языка, мы просим перевода, он сам переводит какие-то тексты, какие-то я прошу сделать, если мне не понятно, и артиста нет рядом, то переводит тот, кто знает хорошо казахский язык. Что касается именно песен, особенно с национальным колоритом, его энергия сама все рассказывает, и он искренне делится текстом и переводом, и все встает на свои места сразу.
Так же немалую роль во многих постановках имеет хореография, это отдельная работа с хореографами проекта. Иногда индивидуальная, иногда вместе с командой. В создании номеров мы очень кропотливо и тщательно разбирали каждый хореографический элемент.
— Димаш в одном из интервью сказал, что с большим трудом запоминает танцевальные па и шаги. То есть танец — это не его стихия. Скажите, как профессионал: он прав?
— Это, конечно же, кокетство такое немножко творческое, так как танец, с одной стороны, не его стихия, с другой стороны, правильное дополнение тех образов, которые будут транслироваться через вокал. Наша задача состояла именно в том, чтобы создать максимальный хореографический комфорт для Димаша. Это удалось сделать, так как два наших чудесных хореографа очень правильно и точно исполняли все задачи, видя возможности артиста, давая ему попробовать что-то новое. И когда хореография не идет в разрез с песней, она действительно лишь дополняет и помогает артисту донести точно то, что он задумывал. Поэтому в нашем шоу и хореографическое звучание учтено с наибольшей яркостью. Новая грань Димаша, как хорошего танцора, в том числе — это тоже новый вектор.
— Всё новое прекрасно! Мы уже видели не одно шоу Димаша. Они все очень отличаются друг от друга. И каждого фаната волнует нагрузка, которая лежит на певце. Само пение в живую в течение 2,5 часов требует невероятной затраты сил и энергии. Учтен ли запас его физических возможностей? Или чем будет облегчаться его работа на сцене?
Ведь он может оказаться не в своей идеальной форме в день шоу. Все мы люди.
— Здесь ничем облегчить работу невозможно, потому что это сольный концерт, к которому артист идет несколько месяцев своей жизни. Есть свои секреты, приёмы у каждого артиста на подготовку и распределение энергии по всему шоу. Потому что это большой спектакль, где номера расставлены таким образом, чтобы дать возможность короткой паузы. Репертуар, который Димаш поет, он сам фантастически непростой, и тут уже только вся вселенная и энергия, в том числе поклонников, поможет артисту получить невероятное удовольствие от всего выступления.
— О поддержка будет. И какая. Мы тоже готовимся.))) Это праздник для обеих сторон.
Мы лишены возможности присутствовать на репетиции, поэтому будем рады, если Вы расскажете, какой Димаш в работе?
— Димаш — высокопрофессиональный артист в работе. Он успевает и улыбнуться, и пообщаться с каждым членом команды, спросить у каждого, как его дела. Он действительно сейчас знает и понимает, какие интересы у каждого из всей банды его артистов. Это тоже очень круто и важно. И, заходя в номер, он работает на максимуме, работает, как я говорю, как заходят в портал. Ну, для меня это так выглядит. Это очень редкое качество даже для профессиональных артистов. То есть подключение такой энергии даже на репетициях идёт в полном объеме. При этом, что на наших репетициях мы успеваем и улыбаться, и пошутить, и как-то друг друга подкалывать грамотно. Главным остается наше любимое творчество, наша работа и комфорт, который мы все и вынесем на сценическое пространство. Колоссальная поддержка каждого, кто любит творчество Димаша, кто шлёт энергию сердца в сердце, тоже важна, и она ощущается. Это дополнительный источник поддержки и для нас, и для нашего артиста.
— Да. Порталом это тоже можно назвать. Не знаю, сможете ли Вы пролить свет на этот момент. Димаш часто настолько погружается в песню, что кажется будто ничего вокруг себя не замечает. Бывает ли такое во время репетиций? Но если «да», то как работать в такие моменты? Или это действительно «только» его невероятнейший артистизм?
— Тут мы все с вами на самом деле подключены сейчас в общую энергию. Планета меняется, уходит какая-то разделенность. Мы все сейчас в одном поле, и это поле очень интересное. Что касается состояния артиста, то великое счастье видеть это, наблюдать и фиксировать. Как я уже говорила, он очень много подключается, и на репетициях, в том числе, соединяется с песней, соединяется с музыкой. Моя личная задача — с правильной тактичностью подходить к артисту, чтобы сохранить его комфорт, сохранить его удовольствие и это состояние. Это не только артистизм. Это природа, то есть природа артиста — быть именно в этом правильном подключении. Это синхронизируется с моим пониманием и бытия, и профессии: нет пути к счастью, счастье — это путь. Величайшая радость встречаться на пути с теми, кто идёт с тобой в одном направлении и понимании творчества. Благодарю вас тоже за вашу работу, за вашу любовь. Этот артист достоин планетарного обожания, ибо он в нашем мире — не просто так. Все, кто уже встал на путь осознания себя, они слышат и слушают по-другому и музыку, и голос. И величайшая радость — быть внутри такой красивой истории.

Часть вторая: после шоу...
— Какой номер Ваш самый любимый, а какой доставил Вам больше всего головной боли. И почему?
— По поводу любимого номера. На этот вопрос невозможно ответить, так как наша задача была осветить все грани. И, честно признаюсь, каждый номер выстроен и пропущен через сердце. Поэтому в целом не могу выделить ни один. Они все разноплановые, все созданные с любовью. Весь концерт, всё шоу — как единый организм, из которого нельзя выбрать, что ты больше любишь: глаза или руки. Поэтому однозначно я люблю их все, знаю их досконально. Весь концерт вместе с артистом я перемещалась по сцене, направляя его на нужные точки.
По поводу самого сложного. Конечно, было дополнительное волнение, когда Димаш был в воздухе в начале концерта. Мы поменяли начало кардинально на стадионе вместе с Димашем. Он захотел побольше экстрима, он захотел лететь с потолка, он об этом мечтал, и мы помогли ему реализовать эту самую мечту, чтобы он спускался сверху. Я лично сама полетала, этот путь прошла, и могу сказать, что несмотря на то, что высоты я совсем не боюсь, я очень ее люблю, но даже у меня немножечко так перехватывало дыхание под потолком стадиона. Это 30 метров, это действительно высоко и очень-очень экстремально. Мы больше всего волновались за эти моменты.
— Давайте задержимся на полётах. Номер, посвященный Денису, вызвал эмоционально самый большой отклик в сердцах зрителей. Все знают об их дружбе и как Димаш тяжело переживает эту утрату. Расскажите, пожалуйста, подробнее именно об этом номере. Чья идея, как разрабатывали, как готовили певца к нему?
— Все идеи номеров придуманы Николаем, и, безусловно, без самого артиста они бы не смогли так прозвучать. Это совместное творчество под чутким руководством режиссера-постановщика. Николай всегда очень чуток к артистам. Поэтому все получилось. Был создан специальный реквизит. Мы отталкивались от образа «Маленького принца», одного, кстати, из любимейших персонажей нашей семьи. И получилось, что это действительно было очень эмоциональное воздействие, правильное, нежное, намекающее, что Денис жив, но просто он улетел на другую планету. Каждый раз, даже при прослушивании в репетициях, мы понимали, какая эта проникновенная песня S.O.S. — с такой непростой историей. И сам Денис, и его появление на концерте — все это вместе дало тот правильный эффект, который нашёл очень большой отклик. Да, я согласна, что одним из самых ярких, мощных номеров получился номер с Денисом.
По поводу подготовки. Технически это сложнейший конструктив и механизм, который должен был пронести шар через весь стадион: от центра стадиона до сцены. Это была головоломка для нашей цирковой компании, которая занималась разработкой и реализацией этого номера. Была изготовлена специальная сфера. Были высчитаны досконально все конструкции тросов, чтобы сделать это максимально безопасно, чтобы плавным ходом летел шар. Задачка была непростая, но с честью и достоинством мы с ней справились, и номер прозвучал.
Для вокалиста внутри было абсолютно комфортное расположение. Я тоже сама летала не раз, и все было сконструировано так, чтобы Димаш мог спокойно стоять, удобно, комфортно исполнять песню. Туда была вмонтирована стойка для микрофона внутрь шара. По расположению это достаточно устойчивая конструкция. Он летел без страховки, потому что она бы только мешала. Это хороший аттракцион, а по эффекту — красивейшая история.
Пройдя огромный опыт цирковых взаимодействий, постановок с Цирком братьев Запашных, мы не могли не создать свою историю. Один из векторов нашей деятельности — это цирковое оборудование, подвесы и все опции, которые касаются вообще циркового искусства. Николай очень любит интеграцию цирка, и в нашем опыте много этих прекрасных постановок. Есть своя компания PZARTCIRCUS, которая занимается подвесами и вообще всем техническим оснащением. На концерте использовались все силы, все возможности, чтобы интегрировать и красиво показать, освоить воздушное пространство, как и принято уже давно в мировых шоу.
— Спасибо! Цирковые элементы были встроены очень гармонично. Расскажите об идеях, которые хотел привнести в шоу Димаш. Вы уже ранее намекали на них, и мы видели, как сиял от удовольствия певец на сцене. Наверное, всё шло, как ему хотелось.
— Это правда. Ему очень нравилось, ему было комфортно, одна из его идей, на которой сам Димаш настоял, — это первое опускание сверху с крыши. Это была его мечта. Он ей грезил и очень хотел ее воплощения, если честно. Поэтому мы максимально его приблизили и приподняли наверх. В первый свой выход опускался с 30 метров. Это стоило нам всем много дополнительного волнения. Но все случилось — и состояние тотального счастья во время концерта, в котором он прибывал, было, в том числе и благодаря тому, что удалось реализовать всю его задумку в полном объеме: вот этот спуск с крыши. Он действительно был максимально раскрепощен. Он как артист не любит жестких рамок в передвижениях, и мы это прочувствовали. Мы это обговаривали и, несмотря на достаточно серьезные схемы, которые требовали безопасности на сцене, так как встроен был и балет, и трикеры, и цирковые артисты, — у нас очень много было люфтов для его свободы. Это особенно было оценено Димашем, он об этом неоднократно говорил. Насколько это круто — вот эти правильные его движения и тотальный комфорт.
— Расскажите, как Вы учитывали стремление Димаша быть ближе к своему зрителю? Вы были готовы, что он в конце прыгнет вниз?
— Тут мы с ним очень похожи, и это, что называется, быть на одной волне, так как зритель для нас как артистов и режиссеров — очень важный элемент шоу. Близость к зрителям — в моей театральной карьере это тоже всегда было в первооснове. Я, например, из тех артистов, которые не выстраивают себе четвертую стену и даже глазами всегда взаимодействуют с залом. А для Димаша это вообще очень важно — уважительное отношение к своей публике, к своим поклонникам, к своим фанатам. Мы не раз это обсуждали, а что касается его прыжка в публику… Сейчас уже можно раскрыть секрет, что все было подготовлено, срежиссировано. Это было его желание изначально, и мы, конечно, согласились. Выстроили сцену и максимально подготовили танцоров, чтобы продолжить этот драйв. Во время концерта мы постоянно поддерживали этот настрой: я говорила ему на ухо или успевала сказать за кулисами; и получить максимальное удовольствие удалось всем: и артистам балета, и музыкантам, и многоуважаемой армии поклонников, и зрителям, который пришли на концерт, чтобы получить свою долю этой энергии. Все это как раз говорит о том, что артист знает, ради чего он делает все, что ему даровано. Ради публики все эти усилия — все его таланты так красиво раскрываются именно для неё. Для этого нужна близость к зрителю. Это наше артистическое и режиссерское счастье.
— Расскажите, пожалуйста, о «рояле в кустах» в номере «Незабываемый день». Есета Айжанова все узнали. Чья это идея? Или это был спонтанный номер?
— «Unforgettable day» — это действительно было волшебство. Единственное, о чем мы заранее договаривались и о чём я напоминала, что мы зажигаем фонарики и освещаем стадион, как бы соединяясь частицами света друг с другом. А Есет оказался неожиданно в правильном месте, и пусть тоже у него будет светлый красивый путь, как некое благословение. Это магия, которая случилась неожиданно, и я этому несказанно рада.
— Поделитесь, пожалуйста, вашими впечатлениями о новой, но уже полюбившейся слушателям, кантате «Олимпико».
— Изначально было понятно, что этот номер будет ярким штрихом шоу. Исполнение «Олимпико» во время репетиций у всех у нас вызывало эмоции, благодаря интересным краскам актёрского таланта и тому, что это вокально очень сложное произведение Димаш исполнял с великим достоинством. В постановке номера мы учли все эти качества и поддержали исполнение техническим элементом — лазером и постановкой танца.
— Как вам работалось совместно с Канатом Айтбаевым?
— Работать было легко, так как Канат — профессионал высокого класса, и у него потрясающее чувство постановочных процессов. Мы также являемся родителями, поэтому были абсолютно на одной волне. Мне нравится, что вся семья Димаша была подключена к процессу подготовки концерта. Мама, его младшая сестра Раушан и его младший брат Мансур — все были рядом на сцене. Это очень здорово, потому что главное в жизни — это поддержка и забота любящей семьи. Первый, самый ближний круг, который прививает основы, воспитание и мировоззрение. То, что папа рядом — это великое счастье. Он поддерживает, воспитывает и дарит возможности. Это очень для меня ценно.
— Как случилось, что в одном из номеров младший брат Димаша Мансур выступил перед многотысячной публикой на сцене Астана-Арена вместе с братом?
— Идея включить братишку родилась у Димаша. Здорово, когда есть возможность показать вектор развития для любого артиста. Даже если это останется только сильным воспоминанием из детства, это даст очень хорошую опору ему как музыканту. Возможно, он станет артистом или продюсером, и даже если выберет другую профессию, то это выступление добавится в копилку впечатлений, с которой дальше идём по жизни. Так для меня когда-то в детстве стала встреча с Майей Михайловной Плисецкой. А потом через какое-то время я станцевала с ней на сцене. А здесь Мансур разделил успех родного брата. Это великое счастье для всей семьи.
У Раушан также была невидимая для зрителя, но одна из самых важных функций — подсказчик-суфлёр. Это очень тонкая и деликатная работа — быть в соединении с артистом и выдавать тексты на экраны. Это была роль Раушан, и она с честью с нею справилась. Она молодец. Я особо чту семьи, которые на сцене или за сценой работают вместе. Суперсила в семье, и никто другой не сможет тебя так тонко прочувствовать, как близкий человек. Поэтому вся семья была объединена на то, чтобы Димаш получил невероятное удовольствие от всего процесса, так же как и все мы.
— Расскажите, пожалуйста, о том, как проходила подготовка номера песни «Любовь уставших лебедей», где Димаш выступил совместно с чемпионкой по пара-танцам Карлыгаш.
— Этот номер выше всяких похвал. Чуткость и деликатность, с которыми Димаш подошёл к работе с Карлыгаш, очень дорогого стоит. В репетиционном процессе не возникло никаких сложных моментов. Карлыгаш поначалу очень стеснялась и волновалась. Она понимала и объём, и масштабы работы. А Димаш её очень поддержал, быстро всю картину увидел. И здесь наивысшая похвала артисту. Игорь Яковлевич [Крутой] также по достоинству оценил эту работу и номер. Сейчас мы ждём телеверсию. Очень надеюсь, что мы все вместе насладимся ещё раз этим моментом.
— Хочется вновь поблагодарить Вселенную и Все Высшие силы за счастье нашего Пути.

Информация
Над проектом работала редакция Facebook Евразийского фан-клубa EurasianFanClub

Ольга Териков
Татьяна Батурина
Наталья Бренер
Виктория Тё

Благодарим за помощь в обработке и редактировании материала члена нашего клуба Оксану Иванову.

Особо благодарим Николая Подошву-Захарова и Алдияра Шонаева за предоставленные нашему клубу эксклюзивные материалы.

«Полное или частичное копирование материалов ЕФК разрешается только с обязательным указанием ссылки на источник или прямой гиперссылки».
«Full or partial copying of EFC materials is permitted only with the obligatory indication of a link to the source or direct hyperlink».