«Димаш! Вы должны его послушать!»
ИНТЕРВЬЮ
Сундет Байгожин — «золотой голос Казахстана», ведущий солист театра «Астана Опера».
Сундет Байгожин — «золотой голос Казахстана», ведущий солист театра «Астана Опера», обладатель Почетного звания «Заслуженный деятель Республики Казахстан», Кавалер Ордена Курмет, Лауреат Премии Фонд Первого Президента Республики Казахстан — Елбасы, Лауреат национальной театральной премии «Сахнагер-2018» в номинации «Лучший оперный солист», Лауреат Премия «Алтын Шипагер», самый молодой в Р К Лауреат Государственной премии Республики Казахстана в области литературы и искусства.
Многие из вас знают, что в 2016 году Димаш Кудайберген принял предложение Сундета и выступил с ним в дуэте на одном из этапов конкурса «Большая опера» на российском телевидении. Однако не многие знают, что этих двух очень талантливых вокалистов связывает давняя и крепкая дружба, человеческая и профессиональная.
Об этом и многом другом Сундет любезно согласился рассказать в интервью нашему клубу.
Сундету довелось выступать на таких прославленных мировых сценах, как «Карнеги-холл» в Нью-Йорке (США), «Берлинская Филармония» (Германия), «Шанзелизе» в Париже (Франция), «Венский Концертхаус» (Австрия). Так же в Турции, Иордании, Белоруссии, Японии, Италии, Туркменистане, России, Республике Башкортостан и Южной Корее.
— Сундет, ваш совместный дует с Димашем состоялся в 2016 году и до сих пор вызывает неизменный восторг и восхищение, а вместе с ним и интерес, как складывалась и проходила эта работа. К сожалению, подробной информации, кроме телевизионной записи выступления, нигде не найти… Поэтому у нас к вам большая просьба — рассказать подробнее об этом проекте.
— Очень рад, что вы так поддерживаете нашего братика Димаша!!! Да, сегодня его звезда горит очень ярко и высоко, мы всей страной очень гордимся им. Я, конечно, очень верил, что его триумф настанет рано или поздно!!! Талант, несомненный талант… Помните, такой был мультфильм в советское время?)))
Так вот, я участвовал в телевизионном конкурсе в Москве под названием «Большая опера».
На восьмом или девятом туре (не помню точно) конкурсантам предлагалось выступить на свободную тему. Я решил, что это будет наш дуэт с Димашем, и мы выбрали песню «Фролло» из мюзикла «Notre Dame de Paris». И, хотя эта песня для одного исполнителя, мы решили сделать из неё дуэт и показать в нём голос Димаша и голосовой тандем: баритон, тенор, сопрано.
Кстати, помню Димаш предлагал мне спеть другую песню дуэтом — All by my self. Но почему-то не спели).
Аранжировку для Notre Dame de Paris нам записал сам Ринат Гайсин — прекраснейший аранжировщик, а репетировали мы у меня дома.
Помню, что Димаш не успевал выучить слова, ведь он тогда мало пел на французском.
Сидели, поправляли по возможности песню, подгоняли под себя и так далее…
Ещё тогда у меня было желание, чтобы Москва услышала его. Но организаторы хотели, чтобы я пел один, и из-за этого я с ними переругался. Сказал: «Все будет, по-моему. Димаш! Вы должны его послушать!» Мне пошли навстречу, но жаль, что тогда они его по достоинству не оценили…
Теперь же, когда он стал мега-артистом, только теперь обратили на него внимание.
А тогда я предложил Димашу выступить со мной на конкурсе, и он охотно согласился, несмотря на свою занятость, потому что уже тогда в Казахстане он давал концерты, иногда и по три в день.
— «Хотел, чтобы Москва услышала его» — это ваши слова. А почему Вы хотели развития карьеры Димаша именно в Москве?
— Нет, не именно в Москве. Я хотел, чтобы аудитория его услышала. Именно огромная российская аудитория, которая любит музыку и творчество.
Мы раньше до этого часто встречались с Димашем на корпоративах и правительственных концертах, сидели и фантазировали, пели песни, дожидаясь своего выхода. Я считаю, что у Димаша уникальный голос, и уже тогда мне представлялось, что у него большое будущее. Я когда впервые услышал Димаша, то сразу сказал, что он будет ярчайшей звездой. Так почему было не воспользоваться этим моментом и не показать его и наш тандем?
И вот Димаш прилетел в Москву! Я встретил его, хотел полностью оплатить гостиницу и перелеты, но он не дал! Сказал: «Брат, ты Number one, я ради тебя с удовольствием прилетел».
Вечером, после нашего выступления, я пригласил Димаша в ресторан по случаю этого события.
Думаю, хоть поест перед вылетом и нормально улетит. Помню, на столе не было свободного места от блюд. Я заказал для него все, потому что чувствовал себя неудобно, ведь я должен был полностью взять все расходы на себя.
Мы сидели и говорили с Димашем о предстоящем конкурсе в Китае, где потом на весь мир зажглась его звезда.
Тогда же я от него узнал, что его взяли только на два тура и как раз эти два выступления, впрочем, как и последующие, стали его настоящим триумфом. Организаторы уже не смогли убрать Димаша из конкурса, потому что фанаты просто обезумели от его голоса. Реально, Dears ему помогли пройти дальше и показать, на что он способен.
Но тогда, сидя в ресторане «Узбечка» в Москве, мы ещё ничего этого не знали, и я просто желал ему победы. Мы как раз говорили про то, что в Китае можно пробиться и стать звездой. И вот, буквально через несколько дней после выступления со мной на «Большой опере», он уже пел свою знаменитую SOS на конкурсе «I'm Singer» в Китае.
А показы у нас в стране начались только через месяц или полтора, после того, как я вернулся из Москвы.
В общем, вот такая краткая история нашей совместной работы, предыстория его триумфа.
— Когда Вы беседовали с Димашем о Китае, он ведь уже был погружён в предстоящую схватку. О чем он переживал, о чем мечтал, на что надеялся, чего боялся и какой у него был настрой перед конкурсом?
— Когда мы сидели с Димашем в ресторане, он был уже полностью готов к конкурсу. Правда, рассказал он мне об этом позднее, совсем недавно, когда мы вместе летели из Минска в Нурсултан и у нас с ним была возможность поговорить в самолёте (прим. — Димаш возвращался после выступления на открытии II Европейских игр 2019). Димаш рассказал мне, что перед конкурсом он был в потрясающе хорошей форме. У нас у певцов это бывает, когда мы находимся в отличной форме, и бывает когда она теряется… тогда мы ее вновь ищем, приобретаем, нарабатываем. И вот Димаш говорил, что в Китае он был в потрясающей форме и только когда пел «Адажио», кажется, приболел сильно. Тот факт, что он был на пике формы, тоже послужил прекрасному выступлению на конкурсе «I am singer». Но тогда, когда мы сидели в Москве в «Узбекской кухне» и ужинали, я не знаю о чём он переживал. Он был немного задумчив, рассказывал, что ему предстоит этот конкурс, а перед конкурсом люди всегда переживают. Но при этом он был в себе уверен, был полностью готов к схватке, к битве: он был готов проявить и показать себя. Я чувствовал это. Тогда я желал ему, чтобы он как можно лучше проявил себя на этом конкурсе, что и получилось в итоге.
— Хотим уточнить один момент: вы сказали, что в Китае можно пробиться и стать звездой. Почему именно в Китае? Чем он отличается в этом отношении от Казахстана, России, других стран?
— Во-первых, в Китае огромная аудитория, это 1/3 населения Земли. Во-вторых, они в этом плане очень сильно развиты. Если в Японии, Китае, Корее человек становится популярным, то у него тут же появляется множество фанатов. У них если зарождается фан-движение, то они потом просто боготворят своего кумира. И ещё, я был в Японии, например, и у них всегда все поют живьём. Спрашиваю: «Почему вы любите этого артиста, он ведь ужасно поёт?» А они отвечают: «Зато он поёт живьём!»))) Поэтому для Димаша участие в Китайском конкурсе, чтобы стать звездой, — было попаданием в десятку. Это моё мнение.
Чем Китай отличается от Казахстана или России? Вы знаете, что в Казахстане, когда Димаш уже выступал и давал много своих концертов, уже тогда он отличался от других, но его немного недооценивали. По достоинству талант Димаша принимали только люди, являющиеся профессионалами в нашем деле, которые разбираются в вокале и понимают что-то в искусстве. Вот они — коллеги, профессионалы своего дела, действительно видели его незаурядный талант уже тогда, в том числе и я.
— Почему Димашу стоило пытать своё счастье вне Казахстана? Он действительно считал, что потянет мировой уровень, или предполагал, что в Казахстане ему не занять должного места?
— В Казахстане Димаш уже пел и имел свою аудиторию. Но вы знаете, там есть определённый потолок в поп-искусстве, поэтому ему нужно было ехать и выступать за границей. Далеко ходить не надо, тот же Дмитрий Хворостовский, баритон — он же до последнего не выступал в России. То есть, у себя на Родине в Красноярском крае выступал, а в Большом театре — нет. При этом он был востребован в Нью-Йорке, много работал в Европе. Вот и получается, что даже сам Дмитрий Хворостовский открыл свою звезду за границей и только потом его начали признавать в России. Зачастую не ценится то золото, которое есть в руках. И, конечно, с такими уникальными данными Димаш без проблем потянет мировой уровень. Так я считаю и считал.
— Вы сказали: «Я когда впервые услышал Димаша, сразу сказал, что он будет ярчайшей звездой», а когда впервые и при каких обстоятельствах Вы его услышали и что Димаш пел тогда? Что Вас особенно впечатлило?
— Если не ошибаюсь это была песня «Дайдидау». Затем я услышал в его исполнении «Пятый элемент». И ещё я запомнил песню «Незабываемый День», когда мы вместе участвовали как «голоса Великой степи» на передаче «Айтуга oнай» в 2015 году. Мы вдвоём были героями этой передачи.
Я был поражен тем, что он поёт живьём и прекрасно справляется. И что особенно интересно, когда он поёт, то поёт сердцем и душой, у него всё искренне и нет фальшивых нот. У всех бывают фальшивые ноты, а у него нет)))
К примеру, Шарль Азнавур — великий шансонье, правда? А ведь у него практически не было певческого голоса, но при этом он с таким чувством интонировал, задевал душевные струны — уникальный человек! А когда ты проникаешься исполнением, слышишь слова, обращаешь внимание на фразы, то есть голос или нет — это уже не столь важно. Я это имею в виду. Надеюсь, вы понимаете о чём я говорю.
Димаш меня особенно впечатлил такими своими качествами, как человечность, воспитание, казахское нутро, национальный код, который в нём есть — традиции, обычаи. Он уважает старших — это то, что у нас есть в крови и чего нет у многих, во многих я этого не нахожу. Но у него есть. Вообще, у Димаша много качеств, которые впечатляют.
— Спасибо огромное! А скажите, многие, когда слушают Димаша, чувствуют мурашки и дрожь по телу, когда он поёт. Это что? И как это передаётся?
— Когда человек получает эмоциональное и эстетическое удовольствие, он испытывает дрожь и мурашки по телу. Но каждый по-своему воспринимает того или иного артиста. Кто-то на голос обращает внимание, кто-то — на внешность, кто-то — на подачу или на поведение. Тут, мне кажется, всё индивидуально. Всё же я думаю, что больше всего это чувствует женская аудитория))) Наверное, это дар свыше, которым он владеет. Ведь если композитор написал, артист должен суметь оживить эти ноты, заставить сопереживать слушающего зрителя. Поэтому, скорее всего, это его мастерство и прежде всего его умение петь. Да, он умеет это делать.
— Димаш, да и Вы тоже, употребляете слово «брат». Что это значит? Поясните читателям из другой культуры: это просто такое выражение как «друг» или это имеет другое смысловое значение?
— Мы, казахи, всегда с уважением относимся к старшим. И слово «брат» — это, скорее, уважение. Но в нашем случае — это я его так ценю.
— То есть «братом» не всех подряд называют?))
— Я, например, кого люблю и уважаю — называю «брат мой». Для меня «брат» — это близкий человек. Нас, казахов, очень мало в мире, поэтому мы как братья все друг другу.
— Скажите, Вы следили за участием Димаша в конкурсе World's Best? Каково Ваше личное мнение? Стоило ли ему принимать в нем участие?
— Да. Все следили за World’s Best. Я считаю, что он очень разумно поступил, очень достойно. Ну действительно — соревноваться с детьми? Проявил себя, показал, спел, выступил. Он сделал даже больше, чем от него ожидали. И повёл себя как настоящий джентльмен. Америка — она совсем другая, это уже иной мир. И Китай — это тоже другой мир. Сейчас он в России, и у него сложился хороший тандем с Игорем Яковлевичем Крутым. Планируется, как я слышал, дуэт с Андреа Бочелли. Это очень хорошо, прекрасно. Я хочу, чтобы он осуществил все свои мечты. Чтобы он был счастливым артистом и по-настоящему счастливым человеком!
— Все люди разные. И каждый прав по-своему. Нет общей формулы правоты. А насколько сложно принять позицию другой стороны? Каким Вам кажется взгляд на вещи, с которыми столкнулся Димаш на этом конкурсе?
— Он — мужчина и сам отвечает за свои действия. У музыки нет народностей и языка! Прав он или не прав, я даже не думаю об этом! Музыка несет в себе миротворческий потенциал, она объединяет континенты и страны! Духовная составляющая важнее всего. Все равно останутся в итоге только души!
— Можно Вас назвать Диар? Как Вы чувствуете? Нам кажется, что — да)
— Нет, я лучше буду братом Димашу. Мне так лучше, а Диарс — это вы! Которые настоящие. Искренние. И неподкупные!

Информация
Над проектом работала редакция Facebook Евразийского фан-клубa EurasianFanClub

Ольга Териков
Татьяна Батурина
Наталья Бренер
Виктория Тё

«Полное или частичное копирование материалов ЕФК разрешается только с обязательным указанием ссылки на источник или прямой гиперссылки».
«Full or partial copying of EFC materials is permitted only with the obligatory indication of a link to the source or direct hyperlink».