ИНТЕРВЬЮ
«Когда я закрываю глаза. Рапсодия льда» с участием Димаша. Секреты создания шоу
Юбилейный вечер Игоря Крутого, который состоялся 3 ноября 2019 года на ледовой арене ВТБ Динамо в Москве, был совершенно особенным.

Концерт назывался «Когда я закрываю глаза. Рапсодия льда». В нем приняли участие выдающиеся фигуристы и великолепные артисты мировой сцены, а среди них и наш любимец – Димаш Кудайберген.

Само шоу нас настолько впечатлило, что мы решили познакомить вас с высокопрофессиональной командой, которая подарила зрителям это незабываемое зрелище.
Мы записали интервью с режиссером-постановщиком Алексеем Сеченовым — человеком, придумавшим этот удивительный спектакль.

О том, как шла подготовка к этому шоу, вы можете узнать из фильма, который компания sechenov.com подготовила на основе съемок backstage: монтажа и репетиций.

Сайт: www.sechenov.com
Instagram: @_sechenov.com_ @mastersechenov
Facebook: Sechenov.com
Youtube: SECHENOV.com
Мы предлагаем вам интервью и рассказы участников шоу об идеях постановки номеров и работе над ними.
Димаш Кудайберген
— Скажите, у вас тут 5 номеров. Вы очень много прилагаете сил для этого концерта. Какие у Вас впечатления на сцене? Какой из номеров больше всего нравится?
— Честно говоря, мне все номера очень нравятся, не могу выделить какую-то песню. Хочу поблагодарить Игоря Яковлевича за шикарные песни, за то, что пригласил на этот концерт. Я уже не раз говорил, что не только молодой артист, как я, но и легендарные звезды сочли бы за честь выступать на сцене с ним. Потому что в этом человеке замечательно всё, потому что он остается в реальной жизни самым обыкновенным простым человеком.
— За последние 6 месяцев Вы неоднократно работали с нами, с нашей командой: Минск, Казань, это шоу. Нам нравится с вами работать, и я надеюсь, что это долгосрочное сотрудничество. Я надеюсь, что и вам интересно.
— Конечно! Даст Бог, что бы у Игоря Яковлевича также продолжали создаваться шедевры, и чтобы голос меня не подводил и звучал хотя бы так, как сейчас звучит.
— Мы тут посчитали с Алексеем Геннадиевичем, что это наш 50-й проект. Если Вам не сложно, поздравьте А.Г. Сеченова.
— Алексей Геннадиевич, я знаком с Вами совсем недавно, но, несмотря на это, я могу сделать для себя какие-то выводы. Вы действительно большой профессионал своего дела и при этом очень хороший человек. Мне с вами очень приятно общаться. Я хочу пожелать Вам всего самого наилучшего, чтобы все ваши заветные мечты сбывались, чтобы вы никогда не уставали, чтобы дальше продолжали создавать большие проекты, и хочу поздравить каждого члена команды, пожелать им счастья и семейного благополучия.
Идеи номеров, в которых участвовал Димаш
Olimpico
Оммаж на картину И.К. Айвазовского «Девятый вал». Настроение: море, шторм, сгущающиеся тучи. Буйство стихии, разноголосие моря. Солист-фигурист ищет пристанище, свое место в жизни. Выживет ли герой и пройдет свой путь или его навсегда поглотят волны? Финал — солист лежит на льду. Стихия, конечно, побеждает, но и герой вознагражден: он выживет и попадет в подводное царство в следующем эпизоде.
Ulisse
Оммаж на картину И.Е. Репина «Садко». История про верность любимой. Образ Садко в подводном царстве, его искушают морские невесты. Он может выбрать любую — это подарок подводного царя. Однако, его ждет на берегу суженая. Садко неизменно стремится вверх, на берег к любимой.
Знай
Оммаж на картины В.В. Кандинского. Василий Кандинский верил в родство живописи и музыки. Художник хотел эмоционально воздействовать на аудиторию, что было невозможно через буквальное описание действительности. Он хотел действовать, подобно музыке, давая зрителям свободу в интерпретации и реакции.
Passione
За основу номера была взята поэма Лермонтова «Демон», а визуализация была основана на картине Серова «Демон», где Татьяна играла Тамару, а Костомаров играл Демона. И произведение «Passione» было раскрыто, как история Тамары и Демона, где она в результате превращается в небесного ангела, а Демон отвержен.
Ti amo cosi
Песня, завершающая путешествие в мир музыки Игоря Крутого. Все персонажи в образах из разных песен по очереди появляются на льду, образуя своеобразный пантеон, и напоминая зрителям о самых ярких моментах шоу.
Toi et moi
Номер с Ларой Фабиан и Дмитрием Хворостовским (голограмма).
Дмитрий Хворостовский — выдающийся артист, с которым Игорь Яковлевич много лет работал и дружил, не мог не участвовать в этом шоу, хотя бы виртуально.
Для дуэта с Ларой Фабиан была создана голограмма и виртуальный фигурист, тени которого выполняли пируэты на льду во время номера.
Голограмма была создана таким образом: фигура Хворостовского на платформе во время шоу - это проекция на специальную проекционную сетку. К сожалению, нужных кадров не смогли найти в записи, поэтому снимали загримированного дублера, который играл роль Дмитрия.
Выглядело это так, как будто живой Хворостовский стоит на платформе, на которой Димаш спускался вниз в начале шоу, и поёт: впечатление - до дрожи, до мурашек. Только на видео было заметно, как мерцает проекция-голограмма.
Виртуальный фигурист
Для реализации творческой задумки номера было сделано следующее:
1. Поставлена ледовая хореография под композицию. Постановщик Авербух.
2. Ледовый танец в исполнении профессионального фигуриста был снят с 3-х разных точек. Фигурист одет в специальный однотонный зеленый костюм, включающий маску и парик. Парик и костюм создавали образ Хворостовского. Такой костюм позволил на компьютере «стереть» фигуру человека, сохранив только его контуры, тем самым превратив его в тень.
3. В компьютерной программе была воссоздана траектория движений фигуриста и с помощью 3D моделирования созданы световые блики таким образом, чтобы создавалось ощущение, что фигурист танцует в лучах световых пушек.
Лара Фабиан
— Игорю 65 лет. Вы давно сотрудничаете. Расскажите об этом сотрудничестве. Что Вам нравится в Игоре?
— Всё, что мы с ним делали за прошедшие 13 лет, было потрясающим. Это выходило за рамки обычного сотрудничества. Всё, что мы делали, было, конечно же, необычным.
— Что для Вас значит сотрудничество с Игорем Крутым?
— Для начала скажу, что Игорь Крутой мой большой друг. И для меня подарком судьбы является дружба с таким человеком, и я признательна ему за музыку, ту человечность и теплоту душевную, которая от него исходит.
— Есть ли у Вас любимая песня, которая создана в сотрудничестве с Игорем Крутым?
— Мне очень нравится Lliora и Running — это настоящие шедевры.
— Вы пишете стихи на песни Игоря Крутого, а нет ли у Вас языкового барьера? или Вы говорите на языке музыки?
— Абсолютно, так и есть. Мы оба говорим на одном языке. Это как раз и есть язык музыки.
— Вы уже не в первый раз участвуете в концертах Игоря Крутого. Этот концерт отличается от других?
— Определённо. Этот концерт включил в себя выступления и объединил музыкантов, музыку и фигуристов, и это вывело творчество Игоря на небывалый новый уровень.
— А Вам приходилось раньше взаимодействовать с фигуристами на сцене вместе?
— Да. Мне уже однажды доводилось участвовать в открытии олимпийских игр. И да, мне уже приходилось работать с фигуристами.
— Что бы Вы пожелали Игорю Крутому?
— Я хочу пожелать ему здоровья, радости и безмятежности, умиротворенности, потому что все остальное, что нужно человеку для того, чтобы быть счастливым, у него есть. Желаю ему здоровья, радости и безмятежности всегда, как можно дольше.
Алексей Ягудин
— Алексей, только что закончился концерт, посвящённый Игорю Крутому. Расскажите о ваших эмоциях, чем этот концерт отличается.
— Знаете, как в фигурном катании есть Чемпионаты Европы, Мира, Чемпионаты национальных первенств, а Олимпийские Игры — они на другой планете. В фигурном катании есть любительский спорт, многочисленные чемпионаты, где мы можем наблюдать за борьбой, за накалом страстей. А есть показательные выступления, есть шоу, есть туры, гастроли, есть детские спектакли, к которым мы тоже уже по-другому немножко относимся, потому что мы родители. Есть гениальнейшие постановки, я имею в виду мюзиклы на льду. Действительно, лучше в этом направлении ничего нет в мире, чем, допустим, «Кармен», «Ромео и Джульетта» Ильи Авербуха. Татьяна Навка делает в последнее время «Руслан и Людмила», «Аленький цветочек» и так далее.
Но мир, он настолько стремительно меняется: раньше писали письма, теперь ты можешь просто набрать текст и видеть — доставлено… Мир стал проще, но с этой простотой исчезает человеческое общение, культура общения, вообще мировая культура, потому что за нас думают компьютерные механизмы.
И творчество Игоря Яковлевича: сегодня выступали Димаш, Лара Фабиан и Бочелли. Вот творчество этих людей должно быть… даже не фигурное катание, которое было интегрировано в эти все музыкальные произведения… Вот это основа нормального развития: театр, кино, балет, книги, литература. Не аудиокниги. Человек перестал думать. А такие шоу — они не только красочные, они, мне кажется, образовательные. Потому что здесь есть и классические произведения и современные, но именно с этого все и начиналось в фигурном катании. Раньше не было возможности брать вокал, не было возможности интегрировать хип-хоп элементы, рэп и так далее. В основном брали классику. Вот сегодняшний вечер — это в любом направлении классика. А дальше уже на это можно накручивать интересные переходы, взаимосвязь между спортсменами, прослеживать какую-то линию одной истории.
Но, по внутреннему состоянию, честно скажу, как человек с многолетним опытом, тяжело выступать. Потому что у себя дома, в Москве, уже как бы тяжело. А второй аспект: даже не Игорь Яковлевич, все те люди гениальные, которые там были, а по ситуации, по атмосфере, по тому, что тебя окружает, по осознанию, в каком шоу ты принимаешь участие. Вот это вкратце те эмоции, которые возникают в течение этого мероприятия.
— Вам пришлось сыграть сегодня роль, персонаж. Как вы искали точки соприкосновения своего характера и вашего персонажа?
— Как в семье. Нет слова «я», есть слово «мы». Также и здесь. Нет поиска самого себя. Сказано — сделано. Есть идея танца, и если ты нормальный артист, то ты должен подстраиваться. Мы общались с Ильёй, Юрий Башмет, скрипка и Крутой на рояле… Мы поняли, о чем эта композиция, а дальше — играть. В последнее время жизнь профессионального человека, а я считаю, здесь не было любителей, она основана на твоих возможностях адаптироваться, как хамелеон, принимать те образы, которые ты должен принимать, а не искать себя. Искали мы себя лет 20 назад. Нашли.
— Сколько времени вам пришлось готовиться?
— Ну, как всегда, постановка программы занимает несколько дней с Ильёй, потом отработка небольшая. Как всегда: одно дело сделать, а потом… Это как теория, а практика это другое — это реальное действие в реальных условиях. Теория — это постановка программы, обкатка. Кто-то написал теорию, кто-то переписал, потом ещё кто-то, но это не твоё. Вот сегодня была практика. Практика показала, что она слишком отличается от теории: и каток намного меньше, потому что сцена должна была быть, и что-то там летает, и маяк… Не ожидали, что он будет стоять на льду… а перед номером ещё сказали, что там кабель от маяка идёт по льду, а у меня там было несколько проездов и пришлось резко менять направление… Хорошо, что я одиночник — это очень помогает в данной ситуации.
— Вот эти элементы, они вас отвлекали? Сильно?
— Есть поговорка: плохому танцору все мешает. Нет, ничего не мешало, мы же не случайно столько лет проработали в этом виде спорта, столько медалей принесли нашей стране, у нас не должно быть болезней, они могут быть, но они никого не интересуют: ты вышел туда — всё, это твоя работа. Поэтому глобально ничего не мешало, все замечательно. Мы — те люди, которые забыли, что такое жаловаться на что-то: будь то головная боль, перелом чего-то или какой-то маяк стоит на льду. Есть задача, и её надо выполнять: мы другого не понимаем.
— Раньше вам приходилось работать с режиссёром Сеченовым?
— С Сеченовым работали, он ставил некоторые программы Ледникового периода. Но здесь Сеченов отвечал за одно, а Авербух за другое.
— Расскажите что-нибудь об Авербухе, как о человеке.
— Как у Сеченова, так и у Авербуха стоит задача. Всё. Ты должен её выполнить. Когда мы выходим на шоу, и каждый человек, не большинство, а каждый человек должен быть счастлив, то же самое и у режиссёров, только больше ответственности.
Потому что я отвечаю только за себя, когда на льду, а они отвечают за все. Очень большая ответственность, если такие крупные шоу программы. Сегодня я не знаю, с чем сравнить такой состав… я не говорю про фигуристов. Эта интеграция спорта, фигурного катания в оркестровую деятельность, в живой звук, в вокал. Понятно, что мы этим всегда пользовались, но совместить все в целом сложно, но нет невыполнимых задач в этой жизни, как в рекламе смешной: впихнуть невпихуемое. Вот Сеченов и Авербух — такие люди, которые впихивают невпихуемое.
Илью я, конечно, знаю уже много лет. Человек начинал с маленького тура по городам России в количестве 6 штук. Когда были вырваны сидения в автобусе, и положили маты с уроков физкультуры на пол в автобусе. Было всего 6 городов. Сибирь, холодно, и мы все спали в спальных мешках, а мест всем не хватало. Это было лет 15−17 назад.
Что касается Авербуха — его знают все, но не знают, что он ставит ещё и театральные представления. Он — один из режиссёров церемонии открытия-закрытия чемпионата мира по футболу, универсиады, много всего. То есть человек, а мы с ним одноолимпиадники — мы с ним из одной олимпиады, но я пошёл чуть в одном направлении, а он в этом.
Авербух 2002 года и сейчас — это два разных человека. Это как дорогой автомобиль, в котором приятна даже каждая деталь. Вот работать с Ильёй — это как дорогой автомобиль: приятно везде. Он понимает, он слышит. И, что самое главное у директора, а он для нас директор, это не выдавать нам монологи, а чтобы звучали диалоги. Ты говоришь, и тебе говорят. Но ты не только слушаешь, а ты слышишь. Ты воспринимаешь и вместе сообща делаешь что-то. С Ильёй очень приятно работать именно по этой системе.
Алексей Тихонов и Мария Петрова
— Как Вам такое шоу, где так плотно идёт номер за номером?
Алексей: Мы привыкли. Лет 20 уже. Это грандиозная идея: юбилей Игоря Яковлевича Крутого, и мы рады быть здесь, потому что сделана специальная программа, такой спектакль под музыку Игоря Крутого, под музыку маэстро, который не может не тронуть сердца зрителей. Мы только начали: прошёл пятый номер, но зрители принимают очень круто. Певцы — живое пение, живое исполнение на музыку маэстро, фигуристы на льду тоже душу рвут. Всё это складывается в какую-то магию, в какое-то чудо, которое нигде больше не увидишь.
— Что самое главное в шоу, по вашему мнению?
Алексей: Я не открою тайну. Главное — те люди, которые его делают, главное — команда, команда техническая, команда телевизионная, команда музыкальная, команда актерская и команда фигуристов. Если всё вместе это зацепилось, то получается что-то невероятное, что-то волшебное. Если это не случилось, то это… НЕ про нас)))
— А про что ваш номер?
Алексей: Моего героя Орфея посвящают в рыцари, и он уходит в мир битв, в мир сражений. У него есть его великая любовь — Эвридика, которую ребята, четверо парней, выносят на руках. И он понимает, что это — другой мир, в который он, может быть, вернется, а, может быть, и нет — погибнет. Он принимает решение танцевать последний танец, закрывает себе глаза.

Мария: Они могут быть вместе, только когда он ее не видит, он ее чувствует, трогает, но не видит, не может. В конце номера, как только он срывает повязку, ее утягивают злые силы — демоны. Такой очень насыщенный, эмоциональный номер: любовь, но только пока глаза завязаны, как только он видит — его любовь сгорает.
— Вы выступали с завязанными глазами?
Мария: Именно! В огне!

Алексей: Были свои сложности (повязка съехала и закрыла глаза, а вход за кулисы загорелся, и тушили огнетушителями). Хорошо, что Эвридика была зрячая в своём мире и вела меня за собой. Но это действительно очень не просто кататься с завязанными глазами, потому что плотная ткань и я вижу только силуэты…

Мария: Самое интересно, что и подсказать невозможно, потому что музыка так заполняла зал, что кричишь — и не слышно…

Алексей: Нам повезло, что выдалась возможность танцевать под музыку маэстро. Квартет Brio Sonores исполняли эту песню очень мощно, сильно, очень наполнено, и нам было здорово под нее кататься.
Роман Костомаров
— Расскажите об Илье Авербухе, как о человеке, коллеге.
— Что рассказать про Илью Авербуха? Мы знаем друг друга очень-очень давно, когда мне было 13 лет, а ему 17, и все начиналось с юниорского возраста. Долго шли одной дорогой, катались в одной группе у Натальи Линичук и много соревновались вместе. После завершения карьеры Илья стал работать продюсером компании, организовывать шоу в России и в ближнем зарубежье. Появилось много проектов «Ледникового периода», в которых Илья раскрылся как режиссёр с большой буквы, было сделано множество прекрасных номеров на протяжении уже 15 лет. И по сей день не перестаёт удивлять своей неиссякаемой режиссерской работой. С ним очень интересно работать, поэтому по-прежнему держимся одним коллективом вместе, продолжаем радовать нашего зрителя, продолжаем наше любимое дело: выступать, кататься, не ушли в тренерскую работу. Все катаемся. Прошло столько лет после наших побед на Олимпийских играх, на Чемпионатах мира, но всё равно мы продолжаем работать вместе, успешно достаточно. Хочу пожелать Илье сил, терпения. Думаю, мы и дальше будем радовать нашего зрителя.
— Вопрос об Илье, как человеке: какой он?
— Илья — он очень работолюбивый. Если бы он не любил то, чем занимается, то вряд ли бы получились такие гениальные постановки, гениальные открытия, гениальные закрытия, делал много проектов — вряд ли бы это получалось без его работоспособности. Он очень много уделяет этому времени, и я не представляю, когда он бывает дома, потому что с одного проекта он может сразу же поехать заниматься другим проектом. Как он только успевает… Но от этого страдает только его личная жизнь и его семейное счастье, но человек посвятил себя работе, и в этом он успешен, за это мы все его и любим.
Илья Авербух
— Ваши ощущения?
— Это всегда такая магия, когда сначала из ничего начинает складываться всё больше и больше, потом все сегменты начинают работать один на другой. Я думаю, что вечером нас ждёт фантастическая эмоция, которая может быть только раз. Большая команда работала над этим проектом долго. Для меня, например, очень важна музыка Игоря Яковлевича, которая является настоящей опорой, в ней очень удобно творить. Я сделал более 20, точнее 23 номера для этого проекта, и каждая композиция особенная и будоражит тебя.
Я очень рад нашей совместной работе с компанией АРС. Это хорошее, плодотворное сотрудничество. Сегодня уже проданы все билеты и будет аншлаг. Но, аншлаг должен быть не только в наполняемости зала, а и в чувствах, наполняющих людей. Постараемся это сделать.
— Вы довольны своей работой?
— Я очень доволен тем, что увидел сейчас на льду в исполнении фигуристов и в исполнении потрясающих вокалистов. Молодцы!

Информация
Над проектом работала редакция Facebook Евразийского фан-клубa EurasianFanClub

Ольга Териков
Татьяна Батурина
Наталья Бренер
Виктория Тё

Благодарим команду www.sechenov.com за предоставленные нашему клубу эксклюзивные фото и видео материалы.

«Полное или частичное копирование материалов ЕФК разрешается только с обязательным указанием ссылки на источник или прямой гиперссылки».
«Full or partial copying of EFC materials is permitted only with the obligatory indication of a link to the source or direct hyperlink».